Стиль жизни / Персоны

Виктор Бабарикин: "Профессия дирижера – дистанция, на которой нельзя останавливаться"

Музыкант должен быть в "постоянном тренаже", говорит главный дирижер Президентского оркестра Беларуси Виктор Бабарикин. Поэтому коллектив участвует в самых разных проектах, играет и классику, и рок, и джаз, смело решается на музыкальные эксперименты. Только в ноябре оркестр выступит с четырьмя проектами. "По афишам видно, что мы даем много концертов. Но я считаю, что их могло быть и больше. Оркестр ведь для чего создавался? Для концертной деятельности", – улыбается дирижер и уверяет, что музыканты не ропщут. Они благодарны за возможность заниматься любимым делом. Легко ли было создать надежную команду? Почему оркестр собирает полные залы? Часто ли конфликтуют музыканты? Читает ли дирижер отзывы о себе и своем коллективе в Интернете? Обрадуется ли, если сын тоже захочет стоять за дирижерским пультом? Об этом Виктор Бабарикин рассказал обозревателю портала www.interfax.by.

– Был ли тернистым Ваш путь к должности главного дирижера Президентского оркестра Беларуси?

– Мой творческий путь начался в семь лет, когда я, не поставив в известность родителей, отправился с приятелями в музыкальную школу на прослушивание. Друзей не приняли, а мне сказали приносить документы. Изначально учился играть на духовых инструментах, а также баяне. В музыкальном училище имени Глинки приступил к изучению общего фортепиано. Лет в 17, когда еще мечтал о карьере солиста-духовика, впервые встал за дирижерский пульт. Педагоги отметили, что у меня неплохо получается. Тогда я не придал их словам особого значения, но профессия дирижера меня уже караулила.

Будучи студентом Академии музыки, в качестве дирижера начал работать с оркестром музучилища, и в одном из конкурсов мы стали первыми среди одиннадцати оркестров страны. После этой победы меня пригласили руководить консерваторским оркестром духовых инструментов "Фанфары Беларуси" – тоже были успехи.

В 2002 году был объявлен конкурс на должность дирижера Президентского оркестра Беларуси. Я подал документы, вышел в финал вместе с четырьмя очень достойными соперниками. Члены жюри – ведущие белорусские дирижеры – присудили мне победу. На этом тернистый путь не закончился. (Улыбается.) Надо было с нуля набирать коллектив.

Первые несколько лет я буквально ночевал во Дворце Республики: забот было невпроворот. Наконец появилась надежная команда, верные помощники. За плечами у нас много работы. Сколько концертов классической и популярной музыки отработали, сколько записей на CD- и DVD-носителях, в Интернете сделали! А сколько еще предстоит… Оркестр надо постоянно развивать. И очень важно быть со своим коллективом заодно, ведь один в поле не воин.

– Как полагаете, что обусловило Ваш успех и признание в большей степени – талант или труд?

– Мне кажется, труд, ежедневный и кропотливый. Безусловно, важно быть одаренным музыкально, все остальное зависит от преподавателей либо родителей, но прежде всего – от тебя самого.

– Как проходит рядовой день главного дирижера Президентского оркестра?

– По-разному. Репетиция начинается в десять и длится четыре часа. Музыку оркестр пишет порой целую смену – с девяти до шести вечера. Если вечером предстоит концерт, с утра выходит техническая группа, с обеда – творческая.

От концерта я получаю больше удовольствия, чем от репетиции, причем не люблю заезженных программ. Если музыкантов "заиграть", на сцену они выходят без энтузиазма и интереса, и зритель это всегда улавливает. Конечно, важна уверенность в том, что оркестр справится с серьезной программой. Таким был недавний концерт памяти Владимира Высоцкого "Я, конечно, вернусь", который мы повторили по многочисленным просьбам. Зрители писали во Дворец Республики, находили меня в соцсетях, оставляли восторженные отзывы в Интернете…

– Читаете, что о Вас пишут критики и зрители?

– Конечно, ведь обратная связь очень важна. Когда президент Беларуси Александр Лукашенко впервые посетил Президентский оркестр (встреча состоялась в малом зале Дворца Республики в ноябре 2002 года. – Прим. авт.), он сказал: "Ребята, играйте для народа!" Я тоже считаю, что гонять гаммы с утра до вечера или сочинять музыку "в стол" без выхода на зрителя бессмысленно. Рыночная экономика пришла и в музыку, нельзя закрывать на это глаза.

В основном Президентский оркестр исполняет музыку, которая помогает человеку отдохнуть, расслабиться после трудового дня. Поэтому наша задача – создать такую программу, которая привлечет внимание и соберет полный зал. "Музыка советского кино", "Ты моя мелодия…" (лучшие мелодии Муслима Магомаева), "Мужчина и женщина" – эти программы зрители встречали очень тепло. Последнюю, кстати, мы повторим 14 февраля, в День всех влюбленных.

Поэтому отзывы в Интернете и СМИ читаю. Пишут разное – и хорошее, и не очень. Это нормально. Если критика по существу, стараюсь исправить указанные недостатки. А вообще, мой самый строгий критик – мама. Она бывает практически на всех моих концертах, смотрит телевизионные выступления, читает интервью. Конструктивная критика мне очень помогает. Сидеть на лаврах плохо, надо неустанно работать, двигаться вперед, поэтому у Президентского оркестра так много концертов.

С Мишелем Леграном

– Тяжело ли попасть в Президентский оркестр?

– Мы стараемся брать в оркестр лучших молодых музыкантов – выпускников консерватории. Для этого регулярно проводим конкурсы, ближайший состоится 2 ноября. У нас открыты вакансии на тромбон, гитару и скрипку. Милости просим!

Редко слушаем всю программу, в этом нет необходимости. Музыкант начинает играть – и сразу слышно, как он интонирует, как ведет. Обязательно предлагаем конкурсанту прочитать с листа незнакомый нотный материал. Важно, чтобы человек быстро учил музыкальный текст, потому что Президентский оркестр дает много разных концертов. Так, в ноябре текущего года мы выступим с четырьмя проектами.

С Аль Бано

А еще был случай с Эннио Морриконе. Он ревностно охраняет свои авторские права, поэтому ноты возит с собой. В 2013 году маэстро выступал во Дворце Республики. Перед репетицией раздал ноты на пюпитры, после репетиции собрал. Я хотел получить автограф на партитуре, но Морриконе согласился оставить его только на скрипичной партии.

– А как Вы реагируете, если к Вам подходят за автографом или хотят сделать селфи?

– Я люблю общаться с людьми, поэтому не отказываю. Даю автографы, фотографируюсь. На работу еду на метро – там со мной часто здороваются, улыбаются. Мне приятно. Когда после концерта цветы дарят, тоже радуюсь. Особенно белые розы люблю.

– В Президентском оркестре пятьдесят музыкантов, и между ними, как в любом коллективе, наверняка случаются конфликты. Как Вы их разруливаете?

– Конфликты бывали на начальном этапе, сейчас они очень редки. Видимо, за 16 лет я набрался опыта и научился предотвращать ссоры. Оркестру не устаю повторять: "Мы делаем общее дело, поэтому должны служить интересам коллектива". Можете заглянуть к музыкантам – вы увидите, что они мирно репетируют. Все заинтересованы в том, чтобы хорошо выучить материал новой программы и показать себя с лучшей стороны. Мы не просто творческий коллектив, а Президентский оркестр, всегда на виду, и это обязывает заботиться об имидже.

Концерт группы Scorpions в Минске

– Как часто Президентский оркестр участвует в официальных мероприятиях главы государства? Какую музыку исполняет?

– Постоянно участвует, это наша основная задача. Оркестр обеспечивает музыкальное сопровождение протокольных мероприятий: вручение государственных наград, приемы от имени президента. Когда Беларусь готовится к визиту высокого гостя или делегации, мы согласовываем с посольством, какие произведения прозвучат на торжественном мероприятии. Это может быть и классика, и популярная музыка. Конечно, высоким гостям приятно слышать свою национальную музыку, многие потом подходят к музыкантам, благодарят. Уго Чавес в восторженном порыве даже пел с Президентским оркестром.

– Случались ли казусы с Вами, музыкантами оркестра на этих выступлениях?

– Казусы недопустимы, поэтому подготовка к протокольным мероприятиям очень серьезная, отрабатывается каждая мелочь. Этим занимается специальная служба президента. Исполнение живое, поэтому важно каждую секунду понимать ситуацию и делать все, чтобы наше музыкальное сопровождение помогало встрече, а не мешало.

– Вы упомянули, что в ноябре Президентский оркестр представит четыре проекта. Расскажите о них, пожалуйста.

Ноябрь у нас очень насыщенный. 20 ноября во Дворце Республики выступит Анастейша. Певица готовится очень ответственно: через своего организатора интересуется, все ли понятно по нотному материалу. 24 ноября – концерт трибьют-группы Brit Floyd. 27 ноября Президентский оркестр будет сопровождать выступление Ларисы Долиной. 30 ноября ждем меломанов на уникальную программу "Классика встречает рок" – музыку Моцарта, Баха и Бетховена будем играть и в классическом, и в симфороковом изложении. Зрители услышат, как звучат электрогитары со скрипками, и вообще будет много сюрпризов. Приглашены интересные солисты: саксофонистка Дарья Бобко, 12-летний трубач Иван Моисеня. Рок-эксперименты привлекают публику, поэтому, например, наша программа "Дым над водой" всегда собирает полные залы.

Уже готовимся к декабрьским концертам. 10 декабря мы выйдем на сцену с Венским Штраус-оркестром. Смотрел их выступления в Интернете: прекрасно играют! С дирижером Штраус-оркестра обдумываем концепцию концерта. Скорее всего, без творческого обмена музыкантами на сцене не обойдется. А 15 декабря состоится "Metallica Show Tribute с симфоническим оркестром".

– Те, кто бывает на выступлениях Президентского оркестра, отмечают, что Вы мастерски зажигаете зал. Для этого Вы используете какие-то отработанные технологии или это всегда импровизация?

– Только импровизация. Я тонко чувствую, когда нужно обратиться к залу, когда – представить солиста. Бывает, начинается концерт, а люди еще присматриваются, прислушиваются, особенно если пришли в первый раз. И если использовать какой-то специальный прием, зрители сразу почувствуют фальшь.

С Иосифом Кобзоном и Игорем Лученком

– Часто ли приходится слышать упреки в свой адрес: мол, негоже Президентскому оркестру исполнять, например, тяжелый рок или саундреки из популярных фильмов?

– Упреков почти не было. Однажды кто-то попенял, зачем мы играли музыку Metallica. Но если Симфонический оркестр Сан-Франциско исполнял произведения легендарной группы, то почему бы Президентскому оркестру Беларуси не последовать примеру? Стать на одну ступеньку с артистами мирового уровня дорогого стоит. Мы выступали с Хосе Каррерасом, Мишелем Леграном, Дмитрием Хворостовским, Сарой Коннор и другими звездами. Бесценный опыт!

С Дмитрием Хворостовским

У нас эстрадный оркестр, хотя классику мы тоже играем с большим удовольствием. Нисколько не преувеличу, если скажу, что музыканты Президентского оркестра – уникальные, потому что работают в нескольких жанрах. Это большое искусство – совмещать в себе артиста оркестров камерного симфонического, эстрадного и биг-бенда. Не каждый музыкант способен перестраиваться с классической музыки на джаз или наоборот. Мне легко, потому что я Близнец по гороскопу. (Улыбается.)

– Какие гастроли были для Вас самыми запоминающимися?

– Недавно мы были на Днях Минска в Санкт-Петербурге. Этот город известен своей капризной погодой, а нам повезло: было тепло и солнечно. В день приезда мы всем оркестром гуляли по Питеру, было здорово!

– А на корпоративы музыканты Президентского оркестра собираются?

– Нет. Большинство музыкантов люди семейные, поэтому свободное время посвящают близким. Я тоже стараюсь больше общаться с семьей. Сегодня вечером, например, планирую заниматься с сыном фортепиано. Алексею восемь лет, он учится в Республиканском музыкальном колледже.

Признаюсь, поначалу не хотел, чтобы сын шел в музыку, пытался заинтересовать его хоккеем. Но когда услышал его пение – чистое, как слеза, – взял за руку и отвел на прослушивание. Я рад, что сын учится в этом колледже, там очень хорошая музыкальная среда, прекрасные педагоги. Время покажет, захочет ли Алексей связать свою жизнь с музыкой, но пока занимается с большим удовольствием. Даже на летних каникулах играл на фортепиано, каждый вечер давал концерты бабушке и дедушке.

На родительские собрания заглядываю редко, их посещает жена. А вот уроки в выходные дни делаем всей семьей.

С женой и сыном

– Если сын решит пойти по Вашим стопам, поддержите его?

– Конечно. Но больше обрадуюсь, если он захочет стать вокалистом или пианистом, хотя это тоже непростые профессии.

– Есть ли у Вас хобби вне музыки? Какое место в Вашей жизни занимает спорт?

– Хобби… Тишина. Когда есть возможность, стараюсь уехать за город, побродить в одиночестве по лесу, отключиться от музыки. Два часа тишины меня восстанавливают. Отдых нужен, потому что профессия дирижера – это дистанция, на которой нельзя останавливаться. Раньше выбирался на рыбалку, а в последние годы, к сожалению, не удается выкроить время.

Мой спорт – за пультом дирижера. Еще стремлюсь больше ходить пешком, посещаю бассейн. На даче занимаюсь физическим трудом. На днях вот побелил деревья: яблони, груши и вишни.

– Не боитесь за руки? Слышала, что преподаватель Белорусской консерватории, хоровой дирижер Виктор Ровдо круглый год носил перчатки – берег руки…

– У меня такой проблемы нет. (Улыбается.) Мало того, мои руки держат и молоток, и топор. Знаете, для дирижера эстрадного оркестра главное не руки, а уши. Важно хорошо слышать – гармонию, баланс, аранжировку, чтобы, если она неверная или несовершенная, исправить или доделать.

Беседовала Ирина Барейко

Фото из личного архива Виктора Бабарикина

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Курсы валют

  • Доллар США2.0524
  • Евро2.2759
  • 100 Российских рублей3.0842
  • 10 Польских злотых5.2203
  • 100 Украинских гривен8.1493
  • 10 Китайских юаней2.9119
  • Канадский доллар1.5475