Наука и Технологии / Интернет

Про Байнет напишут книгу в Норвегии

Байнет как часть Всемирной сети по-своему интересен специалистам: инвесторы ищут здесь новые идеи и проекты, маркетологи – новые необычные площадки... А иногда в Беларусь приезжают из других стран для того, чтобы лучше понять нас – белорусских интернет-пользователей – и наш язык.

Так, в мае на Международный конгресс белорусистов в Минск приехал Мартин Паульсен, филолог из Норвегии. Он интересовался не только конгрессом, но и активными пользователями Байнета: буквально каждый день Мартин встречался с представителями белорусских интернет-компаний и блогерами.

Интересно: каким же видится Байнет жителям других стран? В нашей с Мартином беседе мы успели обсудить и особенности национального сегмента Сети, и его значение для развития белорусской культуры, и даже уникальность такого явления, как «падонковский язык».

– Мартин, расскажите, пожалуйста, о себе: откуда вы и кто вы по профессии? Откуда так хорошо знаете русский язык?

– Я из Норвегии, но в конце 1990-х имел возможность учиться в Минске, в БАТУ, по обмену. Сначала 2 года изучал русский язык, а через несколько лет вернулся, чтобы поучиться еще полгода: хотел выучить и белорусский язык.

Хочу сказать, что условия для изучения русского и белорусского языка как иностранных в БАТУ в Минске были для меня идеальными. Опытные преподаватели и приветливые соседи по общажному коридору создали очень приятную и комфортную атмосферу для нас, норвежцев.

Эти два с половиной года в Минске, в принципе, стали решающими для моей дальнейшей карьеры: я закончил филфак Университета Осло, а в прошлом году защитил докторскую диссертацию (а точнее ­– PhD) в Университете Бергена на тему «Языковые дискуссии в России в 1990 годы». Теперь работаю старшим научным сотрудником в проекте «The Future of Russian» в Университете Бергена.

– Расскажите вкратце о проекте «The Future of Russian».

– The Future of Russian: Language Culture in the Era of New Technology, или же «Будущее русского языка: языковая культура в эру новых технологий» – это международный научный проект, который получил щедрое финансирование Норвежского совета по науке. Главная база находится в Университете Бергена, но в проекте участвуют более десяти славистов из разных стран Евросоюза, России, США.

Постоянных участников из Беларуси нет, но в разных мероприятиях принимала участие профессор Нина Мечковская из БГУ, а с ее коллегой по кафедре профессором Борисом Норманом мы сумели познакомиться в рамках нашего предыдущего проекта «Landslide of the Norm».

Мы исходим из того, что появление новых цифровых технологии коренным образом изменило условия коммуникации по всему миру. Нас особенно интересуют три аспекта этого развития:

  1. Русский язык в сети Интернет, т. е. как эти изменения повлияли на соотношение русского стандартного языка («литературного языка») с так называемыми субстандартными разновидностями русского языка – молодежным сленгом, профессиональным жаргоном и т. п. Особенно интересен проект нашего докторанта Александра Бердичевского о языке чатов (по материалам bash.org.ru).
  2. Литературный Рунет. Мы изучаем блоги по отношению к более традиционным литературным жанрам, а также то, как писатели ведут блоги. Например, моя коллега Эллен Руттен изучает блоги таких людей, как Татьяна Толстая и Линор Горалик.
  3. Языковые дискуссии в Рунете. Мы исследуем значение таких сайтов, как Грамота.ру, с одной стороны, а с другой – развитие таких стихийных явлений, как дюпонизмы и падонковский сленг.

– В списке ваших работ есть, например, работа об упомянутом вами «падонковском» языке. Расскажите, пожалуйста, есть ли аналогичные примеры в других языках/странах? Насколько «падонки» рунета уникальны?

– По-моему, это уникальное явление для Рунета. Это, конечно, не означает, что в других сегментах Интернета не наблюдаются настолько же интересные явления.

Могу привести в качестве примеров чрезвычайно изысканные смайлики японского Интернета или очень занятную смесь греческого языка с английским ­– Greeklish. Однако падонковский сленг отличается тем, что он появился в языковом обществе с очень высоким уровнем грамотности и крайнее развитым чутьем языковой нормы.

С одной стороны, это означало, что нормы падонковского сленга были очень точными и хорошо ощущались последователями (ведь речь идет не только о нарушениях принятых норм, но и об установлении новых, альтернативных норм). Об этом писал участник нашего проекта Гасан Гусейнов. А с другой стороны, – это означало что реакции противников, видящих в падонковском сленге угрозу установленным нормам, были очень резкими.

– Как случилось, что вы заинтересовались Байнетом? Ведь многие считают, что он – просто небольшая, едва заметная часть Рунета.

– Во-первых, мне интересно в целом то, что происходит в Беларуси, стране, в которой я проучился два с половиной года. Мне интересно узнать, как Интернет и компьютерные технологии влияют на жизнь и культуру белорусов.

Во-вторых, Байнет, безусловно, отличается от Рунета: иная законодательная база использования Интернета, разница в стоимости и скорости, сосуществование двух языков – белорусского и русского, что обогащает Байнет, делая его более колоритным.

В-третьих, мне кажется, что сопоставительный анализ Байнета с Рунетом может помочь нам понять более точно и то, и другое явление.

– Что именно вы изучаете, общаясь с белорусскими интернет-компаниями и пользователями Байнета?

– Я изучаю значение «цифровой революции» для соотношения кириллицы с латиницей в белорусском, русском и украинском языках. Известно, что с начала распространения Интернета в 1980–90-е годы писать кириллицей было либо невозможно, либо крайнее трудно из-за несоответствия кодировок. Мне интересно, какие проблемы возникают с использованием кириллицы, как белорусы, русские и украинцы передают свои языки латинскими буквами и как они относятся к латинским вариантами своих языков.

– С кем вам уже довелось пообщаться?

– Я встречался с разными людьми, которые хорошо знают Байнет. Это блогеры, твиттеряне, редакторы, программисты и лингвисты. Не могу сказать, конечно, что я теперь знаю о Байнете вообще все, но я такую задачу и не ставил себе. Я просто хотел достичь более глубокого понимания того, что представляет собой Интернет для белорусов.

– А в будущем? Что должно получиться в результате этого исследования? Статья? Материал для нового исследования?

– В данный момент я уже готовлю статьи по полученным данным, но не исключено, что через несколько лет на базе этого материала появится целая книга.

– Вы можете сравнивать Рунет и Байнет как сторонний наблюдатель. Скажите, есть ли у Байнета какие-то особенные черты, выгодно или не очень отличающие его от Рунета?

– По моим наблюдениям, сложившаяся в Беларуси культурная и политическая ситуация делает для белорусов Интернет более необходимой, чем для русских, платформой выражения креативного потенциала. Для меня стал интересным открытием тот факт, что белорусы более охотно общаются по-белорусски в Сети, чем за ее границами.

Таким образом, можно сказать, что для Беларуси Интернет имеет большее, чем для России, значение и в плане развития национальной культуры.

Елена Барткевич

 

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Курсы валют

  • Доллар США1.9405
  • Евро2.3295
  • 100 Российских рублей3.3389
  • 10 Польских злотых5.4463
  • 100 Украинских гривен7.4086
  • 10 Китайских юаней2.952
  • Канадский доллар1.5849