Спорт / Разное

Екатерина Галкина: Для меня гимнастика – это искусство

Смотришь на нее и видишь перед собой настоящую леди. Эта 19-летняя девушка удивляет своей мудростью и философским подходом к жизни. Но юный возраст выдают озорные глаза и задорный, почти ребячливый смех. Екатерина Галкина после ухода из большого спорта Мелитины Станюты стала лидером белорусской национальной команды. Следующие четыре года в нашей художественной гимнастике пройдут под ее именем. И, как показала Олимпиада в Рио, груз ответственности для этой смелой девушки – лишь еще один повод сделать рывок.

— Межсезонье – пора новых программ, их подготовки, обкатки. Вы любите этот период?

— Да, конечно. Я всегда стараюсь сделать что-то новое, другое, потому что мы и так целый год работаем над одним и тем же. Плюс хочется совершенствоваться, иметь какую-то изюминку.

После Олимпийских игр у нас снова немножко поменялись правила. Но, в принципе, и старые, и нынешние при желании дают простор для творчества. Единственное условие: тебе нужно обязательно сделать определенные элементы.

— Кстати, об элементах. Алина Кабаева отмечала, что гимнастика в сравнении с ее временем стала проще, и опасается, что вид перестанет быть интересным зрителю и его уберут из олимпийской программы.

— Я слышала об этом и совершенно с ней не согласна. Гимнастика не становится неинтересной, она непонятна простому зрителю, потому что очень субъективна. Людям нравится одно, а судьи оценивают это почему-то по-другому, саму политику художественной гимнастики объяснить стороннему человеку очень сложно. И наш вид спорта не упрощается, он развивается и, конечно, меняется. То, что было раньше, мне не нравится. Одни элементы, за всем этим было мало личности. Девчонки делали обязательный набор упражнений и между ними чуть успевали улыбнуться. К счастью, сейчас это все можно разбавлять, миксовать с дорожками, выражать эмоции. Гимнастика совершенствуется.

— Для вас важнее душа в гимнастике?

— Для меня гимнастика – это искусство. Я всегда стараюсь первым делом рассказать зрителю ту историю, которую мы придумали, донести то, что я хочу рассказать и показать.

— Ваше выступление на Олимпиаде стало для нас приятным сюрпризом. А для Вас? Что Вы чувствовали?

— Как пошутила Ирина Юрьевна Лепарская: «Галкина, пока мы тут нянчились со Станютой, ты почти на пьедестал взошла». Я говорю: «Да, и не мешайте мне!»

Я была очень спокойна. Честно говоря, иногда на каких-то обычных соревнованиях выступать сложнее и страшнее, чем на Олимпиаде. Очень долго психологически готовилась. Это не было спонтанно: «Я еду на Олимпийские игры? Да ладно?!» Помню, в последний день перед выступлением сидела в олимпийской деревне возле нашего домика, там такая маленькая улочка была, беседка… Пришла поздно, уже за полночь, сижу и думаю: «Как интересно... Завтра случится то, к чему я шла всю свою спортивную жизнь». Мурашки по коже! Даже сейчас при воспоминании об этом меня немного подергивает.

— Катя, готовы к тому, что сейчас вы в команде – первый номер? Что-то изменилось? В тренировках, восприятии?

— Изменилось. Правда, изменилось. Если вторым номером я могла допускать какие-то погрешности, то теперь этот период закончился, я должна выдавать все, что могу.

Рада, что такое время настало. Раньше, даже если я хорошо выступала, мне говорили: «Кать, ну ты сейчас второй номер, надо подождать, следующие четыре года твои». Теперь мои! Я полностью к этому готова. Будет очень тяжело, но это классно! У меня есть возможность проявить себя, и все мои усилия будут оцениваться совершенно по-другому.

— Гимнастика – очень молодой вид спорта. Вы рано начинаете, рано заканчиваете карьеру, раньше взрослеете.

— Могу подтвердить. Уже в 15 лет на меня свалилась очень большая ответственность, когда самой необходимо принимать решения и делать какие-то вещи, до которых обычно дозревают к 25 годам. Но я рада, что у меня такая жизнь, многое умею, знаю, и я на правильном пути. Однако если бы мне предложили прожить ее еще раз именно в таком виде, я бы задумалась…

— В школьные годы у вас были подруги среди одноклассниц или только с гимнастками дружили?

— Когда я училась в средней школе, у меня вообще не было друзей. Я не знаю почему, то ли мне завидовали, то ли ко мне так относились, потому что я много пропускала. В моем случае это был совершенно другой ритм жизни.

Теперь, конечно, многие одноклассники сами меня вспоминают, пишут и звонят, но на тот момент отношение было иным. Это всегда поражает в людях. Как только ты чего-то добиваешься, становишься известной личностью, тебя вдруг все вспоминают. А где было раньше это дружеское отношение?

В спортивной школе все сложилось совсем по-другому, там мне повезло. У нас был замечательный класс, мы могли на сочинении поделиться на два варианта, у каждого варианта своя тема. В итоге у первой половины почти одинаковые сочинения и… у второй (смеется).

— И как учителя к этому относились?

— Там все так учатся, у нас такой коллективный разум был (смеется). В обычной школе все закрывались, а в спортивной сплоченность была колоссальная.

— В мире гимнастики много красивых и целеустремленных девушек, зачастую готовых на все ради своей цели. Сталкиваться с подлостью приходилось?

— Честно говоря, это встречалось, встречается и будет встречаться. Хотя раньше я и говорила, что нет. Теперь стала взрослее, подумала, какие люди меня окружают. Все-таки есть те, кто ведет себя не очень красиво. Стараюсь не подавать виду, просто делаю выводы. Но такое встречается и в жизни, не только в спорте. Это наша действительность.

— Несправедливость в судействе наверняка тяжело переносить?

— Бывает, конечно, обидно. Например, когда на чемпионате Европы в 2015-м у меня забрали третью медаль. Расстроилась, но…

Буду честна, если бы это была моя единственная медаль, чувствовала бы себя совсем плохо, но на тот момент награды у меня уже были. И я решила, что переживать – только себе хуже делать. Да, жалко, но твоя работа на ковре, а остальное — дело судей, дело политики. Остается только смириться и доказывать повторно. А вообще, я считаю, что все сложные ситуации в жизни не случайны. Если ты смог не сломаться, то в дальнейшем, когда жизнь встряхнет сильнее, обязательно получишь вознаграждение за терпение.

— Операция на сердце, которая у вас была, — тоже серьезное испытание для такой молодой девочки?

— Мне было всего 14. Наверное, тогда я не понимала происходящего до конца. И слава Богу! Сейчас пережить все это я бы, вероятно, не смогла. Было нестрашно ровно до того момента, пока не пришло время идти в операционную. И вот тогда хлынули слезы.

Как после сложнейшей операции выйти на международную арену? Пришлось абсолютно все начинать сначала. Если бы была необходимость карабкаться наверх сейчас, не знаю, как бы это получилось.

— Катя, помните ли ситуации в спортивной жизни, когда было действительно страшно?

— Мой первый чемпионат Европы, еще по юниоркам. Страх захлестывал настолько, что я не знала, куда деться. Обычно, чтобы сконцентрировать внимание, можно потереть мочки уха. Или похлопать себя по рукам и ногам. Так вот… я себя настолько сильно ударила по бедру, что остались отпечатки рук и полопались мелкие сосуды. Я не чувствовала этого, так бывает, когда в организме переизбыток адреналина. Но момент отчетливо помню.

Потом был первый чемпионат мира, а вместе с ним огромная ответственность. Страх в основном из-за нее и возникает. Все время думаешь: вдруг подведу. Только когда для тебя это уже второй, третий турнир, ты знаешь, чего ожидать. Все-таки опыт — большое дело в спорте.

— Вес – отдельная тема в мире гимнастики. Необходимость держать себя в форме – исключительно эстетический момент или лишний вес влияет и на выполнение элементов?

— Если набираешь килограмм, то этого не почувствуешь. Но если больше, то меняется ось равновесия, как будто эти два килограмма на тебя надели. Разница в ощущении себя огромная. Тяжелее прыгать, а у нас много прыжков, на суставах может сказываться.

— Сумасшедший режим, где норма 8 часов тренировок в день, сложно представить обычному человеку. В повседневной жизни хочется расслабиться при каждом удобном случае?

— Совсем недавно думала об этом. Я сейчас сталкиваюсь со многими людьми, не спортсменами, и у некоторых, конечно, дисциплина очень страдает. Всегда шучу: «Всем в спорт! Всем в гимнастику! И все станет на место». Скажу честно, в жизни мне это очень помогает. Не позволю себе просто поваляться с утра в кровати, если мне нужно куда-то, я туда поеду. Потому что я привыкла 15 лет каждый день кровь из носу в 8 часов утра стоять у станка.

— Не ждете где-то подсознательно возможности закончить со всем этим режимом, графиком и просто выдохнуть?

— В моей жизни был такой период, года два назад. Думаю, многие из тех, кто меня знает, сейчас удивятся. Я приходила в зал не иначе как с истерикой. В 8 утра перед станком я рыдала. Каждый день. Не хотела вообще ничего делать и мечтала, чтобы это все закончилось. Я не знала, как мне вообще протренироваться еще 6 лет, думала: «Все, сейчас возьму и просто уйду отсюда!» А потом начала выезжать на соревнования, картинка перед глазами менялась и, когда появились результаты, меня это вдохновило.

— А что вдохновляет сейчас? О чем мечтаете?

— У меня спортивная карьера на первом плане. И сейчас я могу только попытаться понять, чем же еще хочу заниматься. Я интересуюсь чем-то, пробую, ищу себя, чтобы, когда закончится карьера, не сказать: «О, здравствуй, жизнь! И что мы будем делать?» А мечты спортивные я оставлю при себе, мы с вами поговорим о них через четыре года.

 

Светлана Сиротко

Фото: Александр Шелегов, из личного архива

Материал предоставлен журналом "Спортtime"

 

Тэги:

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Курсы валют

  • Доллар США1.852
  • Евро2.0802
  • Российский рубль3.3011
  • Польский злотый4.9672
  • Украинская гривна7.0485
  • Китайский юань2.6962
  • Канадский доллар1.3782