Минские легенды: Лаврентий Цанава - друг Берии, дачник, болельщик, убийца

В 30-е годы в Минске происходили вещи, достойные многосерийного детективного фильма. И одним из героев этого фильма непременно стал бы тогдашний глава МГБ Лаврентий Цанава, который жил в Минске с грузинским размахом, а врагов коммунистической партии уничтожал с кавказским рвением.

Лаврентий Второй

Лаврентий Цанава в 1938 году трудился в Минске главой министерства госбезопасности БССР. С именем этого человека, близкого товарища другого известного Лаврентия - Берии, связаны несколько городских мифов, являющихся частью советской истории.

Грузин Цанава не слишком любил равнинный ландшафт Минска, да и мегрельское происхождение оставило в нем княжеские наклонности, поэтому он велел архитектору, проектировавшему задние МГБ, построить там башенку, которая служила Цанаве кабинетом, нарушая архитектурный ансамбль главного проспекта Минска.

Еще одной причиной сооружения башни называют страстную любовь Цанавы к футболу:  из окон своего кабинета он мог самолично следить за тренировками футболистов на стадионе «Динамо». Минское «Динамо» он баловал неимоверно, но и самодурствовал на играх немало. Доходило до того, что приказывал удалить с поля непонравившегося ему игрока. Кто же будет возражать главному чекисту страны? Тренеры переодевали нужного игрока в майку с другим номером и тайком выпускали обратно на поле.

Время Лаврентий Цанава тоже узнавал с размахом - для этого на здании через дорогу от его кабинета соорудили башенку с часами, которые там находятся и поныне во вполне рабочем состоянии отмеряют часы и минуты над универсамом «Узвышша».

Убийство Михоэлса

На даче Лаврентия Цанавы в Степянке был убит знаменитый Соломон Михоэлс -   актер, режиссер, лауреат Сталинской премии. Скорее всего, его смерть связана с деятельностью Еврейского Антифашистского Комитета, председателем которого был Михоэлс,  и от имени которого актер посещал США - правительство Штатов начало помогать СССР деньгами на борьбу с фашизмом во всем мире.

Понятное дело, что, не состоя в рядах комитета Госбезопасности, вряд ли можно было получить разрешение на такую зарубежную деятельность. Похоже, она и стала смертным приговором для Соломона Михоэлса. Обозреватель портала http://www.interfax.by/ прочитала множество документов, включая записку Берии по поводу этого преступления. Везде указываются обстоятельства произошедшего убийства, но нигде - причины.

Смертельная дача

В микрорайоне Степянка стоит полуразрушенное двухэтажное заброшенное здание в лесу, окрашенное в голубой цвет. В советское время строение было дачей Лаврентия Цанавы.

Как утверждают многочисленные источники, Михоэлс приехал в Минск для того, чтобы отсмотреть спектакли местных театров, номинированные на Сталинскую премию. 12 января 1948 года актера  вместе со спутником, который был одновременно театральным деятелем и сотрудником МГБ, под благовидным предлогом пригласили на дачу, где убили, задавив  автомобилем,  после этого тела подбросили в город, чтобы создать видимость нечастного случая.

За эту операцию Лаврентий Цанава получил орден Красного знамени. Вот как он сам (согласно докладу Берии) отчитывается о произведенном убийстве: «Примерно в 10 часов вечера Михоэлса и Голубова завезли во двор дачи. Они немедленно с машины были сняты и раздавлены грузовой автомашиной. Примерно в 12 часов ночи, когда по городу Минску движение публики сокращается, трупы Михоэлса и Голубова были погружены на грузовую машину, отвезены и брошены на одной из глухих улиц города. Утром они были обнаружены рабочими, которые об этом сообщили в милицию».

Пропавшие без вести красавицы

Разумеется, про дачу главы МГБ тех времен не могли не родиться слухи про невинных людей, которых расстреливали в подвалах. Говорят и о том, что Лаврентий Цанава, как и его друг Берия, был падок на молодых красоток, которых ему доставляли бесперебойно. Некоторые, слишком строптивые, навсегда пропадали за воротами дачи, а их трупы, якобы, хоронили прямо в лесу.  Поверить в это легко - привычки руководителей СССР того времени всем хорошо известны. Но проверить пока никто не собрался - раскопки в лесу не проводились.

Свою жизнь Лаврентий Цанава закончил в госпитале Бутырской тюрьмы, куда его упрятал лучший друг Берия, внезапно «вспомнивший», что убийство Соломона Михоэлса - это преступление, и устранивший ставшего неугодным товарища в рамках борьбы между кланами госбезопасности. Впрочем, как мы знаем, Лаврентий Первый тоже недолго продержался на плаву.

Детский сад и пожар

Вплоть до 90-х годов на бывшей даче Цанавы располагался ведомственный круглосуточный детский сад. Ведомство, которому он принадлежал - МВД. Дети занятых родителей всю неделю проводили под присмотром воспитательниц на свежем воздухе. Причем рядом с каменным двухэтажным зданием дачи в стиле послевоенного классицизма располагался невзрачный деревянный барак, в котором проживали дети не столь высокопоставленных родителей.

В лихие 90-е место в лесу недалеко от центра города и готовое «к употреблению» здание приглянулось какому-то богатому и влиятельному человеку, и детский сад решили закрыть. И закрыли. Возмущенные родители даже устраивали пикеты в центре города. Скандал был громкий, и закончился тем, что пустующую дачу Цанавы кто-то поджег. Она выгорела изнутри, однако фасад остался нетронутым. Вполне возможно, что пироманом был как раз кто-то из родителей, исповедующий принцип «так не доставайся же ты никому».

Дача Цанавы сегодня

Остов здания стоит до сих пор. Обозреватель портала http://www.interfax.by/ побывала в этом месте со зловещей историей.

Приведений не встретилось - призраки Цанавы и Михоэлса в тот день  на дачу не выбрались. Зато удалось спугнуть двух девушек с пивом, которые некультурно отдыхали на полянке рядом с дачей.

После пожара внутри резиденции Лаврентия Цанавы мало что уцелело, разве что обгорелые колонны в большом зале на первом этаже напоминают о том, как роскошно здесь было раньше. Подниматься на второй этаж журналист не рискнула из-за полностью выгоревшего пола и обугленных балок - как-то не хотелось лежать со сломанной ногой или черепно-мозговой травмой в этом пустынном доме посреди леса.

Облизанные огнем остатки детского сада в виде большой кухонной плиты, ржавых весов, крошечных унитазов и поросшей травой детской площадки мешали представить великого и ужасного Лаврентия Цанаву, который был господином в этом здании. А вот витые белоснежные балюстрады, круглые окна и колонны внутри очень даже напоминали про неслабую любовь к роскоши «скромных слуг» советского народа.

Дача покрыта граффити: от перечеркнутых свастик и матерных тирад, до стихов Богдановича и философского «Все мы - «визуальный эффект».

Сколько осталось жить историческому особняку - неизвестно. Есть информация, что разработан проект, по которому лес вокруг Степянки превратят в благоустроенный парк, и одним из первоочередных заданий в списке этого благоустройства значился снос дачи Цанавы. Но вмешался кризис, и голубой дом с колоннами продолжает стоять посреди леса. Его не разрушили ни война, ни пожар, ни, теперь вот, создатели парков.

Но все меняется очень быстро, поэтому если вы хотите сами увидеть это место - садитесь в автобус №95, поезжайте до остановки «Лесная» и углубляйтесь в лес за шлагбаумом, который раньше отмечал границы владений всесильного Лаврентия Цанавы.   

Татьяна Прудинник