22.03.2013 13:02
Разное

Исторические «нестыковки» преследуют Хатынь даже спустя 70 лет после трагедии

О судьбе сожженной белорусской деревни знают во всем мире. А многие думают, что знают. Ибо «белые пятна истории», появившиеся благодаря советской пропаганде, в XXI веке подогревают интерес как к трагедии, случившейся 22 марта 1943-го, так и к мемориальному комплексу «Хатынь», открытому в 1969-м.

Портал www.interfax.by вместе со своими читателями напоминает о самых громких событиях, связанных с деревней, сожженной в годы Великой Отечественной войны.

«Партизанский след»

Трагичная история Хатыни хорошо известна из хрестоматийных источников. 22 марта 1943 года фашисты ворвались в деревню и окружили ее. Считается, что местные жители не знали о том, что утром в 6 км от Хатыни партизанами была обстреляна автоколонна фашистов и в результате нападения убит немецкий офицер. Все население деревни — стариков, женщин, детей — загнали в колхозный сарай, заперли дверь, обложили деревянное строение соломой и подожгли.

Под напором десятков тел двери сарая не выдержали и рухнули, однако фашисты расстреливали пытавшихся убежать хатынцев из автоматов и пулеметов. Погибли 149 человек, из них 75 детей до 16-летнего возраста, а деревня была разграблена и сожжена дотла.

В советское время «не было принято» упоминать, что до прихода фашистов в Хатыни находились партизаны. Дело в том, что, согласно указанию Центра, последние не должны были останавливаться в деревнях, чтобы не подвергать опасности мирных жителей. А лесные мстители устроили засаду на дороге, возле которой работали лесорубы из деревни Козыри. После боя немцы часть этих людей расстреляли. А партизаны ушли в Хатынь. За ними и потянулись каратели.

Об этом свидетельствует, в частности, сохранившееся в Национальном архиве РБ донесение майора 118 охранного полицейского батальона Э.Кернера начальнику СС и полиции Борисовского уезда от 12 апреля 1943 года. В нем, в частности, говорится (перевод советских времен — прим.авт.): «В это время противник отступил в известную вам пробандитски настроенную деревню Хатынь. Деревня была окружена и атакована со всех сторон. При этом противник оказал упорнейшее сопротивление из всех домов деревни, так что даже пришлось применить тяжелое оружие, как противотанковые орудия и тяжелые минометы».

Откуда каратели?

О том, что среди карателей, сжегших Хатынь, были и выходцы из СССР, вполголоса говорили еще в советское время. Но лишь вполголоса: официально было признано, что деревню сожгли немецко-фашистские захватчики. В тексте фотоальбома «Хатынь», изданного в 1979 году, карателями, сжегшими Хатынь, тоже были названы «гитлеровцы, обуреваемые маниакальной идеей «исключительности» арийской расы, своей мнимой «сверхчеловечностью». Но в 1991 году в одной из латвийских газет появилась статья, в которой утверждалось, что деревню уничтожило подразделение 118-го полицейского батальона, который частично состоял… из полицаев-украинцев. А начальником штаба этого батальона, к слову, был Григорий Васюра — бывший кадровый офицер, старший лейтенант Красной Армии, который практически единолично руководил батальоном и его действиями.

Когда его батальон был разгромлен, Васюра продолжил службу в 14-й гренадерской дивизии СС «Галиция», уже в самом конце войны — в 76-м пехотном полку, который был разбит уже во Франции. А после войны в фильтрационном лагере ему удалось замести свои следы. Только в 1952 году за сотрудничество с фашистами во время войны трибунал Киевского военного округа приговорил его к 25 годам лишения свободы. Но в то время о его карательной деятельности ничего не было известно. После выхода на свободу Васюра дослужился до заместителя директора одного из больших совхозов на Киевщине и любил выступать перед пионерами в образе ветерана войны, фронтовика-связиста.

Позже, в 1986-м, конечно, был еще один суд. Однако данный процесс надлежащей огласки в советских СМИ не получил. Возможно, к этому приложили руку высшие партийные руководители Беларуси и Украины. Решением военного трибунала Белорусского военного округа Васюра был признан виновным в преступлениях и приговорен к высшей мере наказания — расстрелу.

Главный свидетель

Из находившихся в сарае лишь двое детей остались живы — семилетний Виктор Желобкович и двенадцатилетний Антон Барановский. А единственный взрослый свидетель, 56-летний деревенский кузнец Иосиф Каминский, на долгие годы стал живым символом трагедии.

По официальным данным он, «обгоревший и израненный, пришел в сознание поздно ночью, когда фашистов уже не было в деревне». Каминский нашел своего израненного сына, но мальчик был смертельно ранен в живот, получил сильные ожоги и скончался на руках у отца. Этот образ позже был увековечен в единственной скульптуре мемориального комплекса «Хатынь»— «Непокоренный человек».

Правда, уже в постсоветские годы появилась информация о том, что Иосиф Каминский, потерявший в марте 1943-го всю семью, во время трагедии не был в горевшем сарае. По одной из версий, он вернулся в деревню, когда фашисты уже уезжали, и был ранен в руку пущенной вдогонку автоматной очередью. А по второй — и вовсе пришел на пепелище на следующий день: за день до пожара он отпросился в лес за хворостом и задержался. Данную тему в свое время активно исследовала писательница Елена Кобец-Филимонова. Но в советское время позиции официальной пропаганды были незыблемы. Раз есть четкая и выверенная версия — никакие «версии» не принимаются.

Разумеется, Иосиф Каминский ни с кем не делился «малозначительными» подробностями военного времени. В июле 1969-го, на торжественно-траурном митинге, посвященном открытии мемориального комплекса «Хатынь», его фразы были кратки — ничего лишнего: «Я хотел спасти своего сына — его прошила автоматная очередь, и он умер у меня на руках. Стреляли фашисты и в меня. Пуля попала в плечо. В огне погибли четверо моих детей и жена».

Иосиф Каминский часто рассказывал экскурсантам о хатынской трагедии и, судя по всему, ни разу не отклонился от официальной версии. Как бы там ни было, а кузнец из сожженной деревни и без всяких идеологических уловок стал символом непокоренной Белоруссии. Иосиф Иосифович после войны жил в деревне Козыри. До последних дней жизни приходил в Хатынь. Умер в 1973 году, похоронен в Логойске.

Всего свидетелями хатынской трагедии признаны 6 человек: единственный взрослый и пятеро детей. Завидев приближавшихся карателей, ускакал на лошади в соседнюю деревню Александр Желобкович. Спрятались брат и сестра Яскевичи — Владимир и Софья. Юные Виктор Желобкович и Антон Барановский живыми выбрались из горящего сарая. Шестой свидетель — Иосиф Каминский.

От любви до ненависти один шаг

За три года фашистской оккупации сотни трагедий, подобных хатынской, имели место на территории республики. В память об уничтоженных нацистами в годы Великой Отечественной войны деревень и огромного вклада белорусского народа, принесшего неисчислимые жертвы во имя победы, в январе 1966 года ЦК Компартии БССР принял решение о создании в Логойском районе мемориального комплекса «Хатынь».

До 1964 года на могиле жителей Хатыни стоял скромный памятный знак. А в 1964-м был установлен памятник «Скорбящая мать», после открытия мемориального комплекса перенесенный в другое место.

В марте 1967 года был объявлен конкурс на создание проекта мемориала. Победил коллектив, состоящий из архитекторов Юрия Градова, Валентина Занковича, Леонида Левина и скульптора Сергея Селиханова.

Строить мемориал помогал весь Советский Союз. Для молодого поколения можно отметить, что, к примеру, гранит был привезен с карьеров Украины, а белый мрамор — из России. 25 заводов работали на «Хатынь»: отливали колокола, делали урны для захоронения праха сожженных деревень. Первая очередь была завершена в конце 1968 года, а торжественное открытие мемориального комплекса «Хатынь» состоялось 5 июля 1969 года. Разумеется, были приуроченные к этому событию мероприятия. А потом… потом авторский коллектив мемориального комплекса был выдвинут на соискание Ленинской премии. И вот тут начались проблемы.

Один из авторов комплекса, Леонид Левин, спустя годы вспоминал, что в августе 1969 года авторский коллектив получил распоряжение из Минкульта представить материалы в Москву на соискание Ленинской премии. Чтобы исключить конкуренции с авторами Мамаева кургана в Волгограде и мемориала «Саласпилс» в Латвии, комиссия решила представить «Хатынь» вместо номинации «Монументальное искусство» в другой — «Архитектура».

С произведениями, выдвинутыми на Ленинскую премию, знакомилась сама министр культуры СССР Екатерина Фурцева. Ее реакция на «Хатынь» была шокирующей:

— Как? Кто? Почему Москва не знала? Это что за работа? Это же издевательство над искусством! Что скажут потомки, когда увидят такого старика? Оборванного, несчастного… Неужели нельзя было поставить фигуру солдата, спасшего детей? Кто разрешил все это? Здесь и близко нет НАШЕГО искусства! Памятник нужно сносить под бульдозер.

Тем не менее 1 апреля 1970 года в ходе тайного голосования объединенного пленума из 38 человек за «Хатынь» проголосовали 36.

Второе рождение

Мемориальный комплекс «Хатынь» включен в государственный список историко-культурного наследия. За годы существования этого важного для страны объекта под воздействием сил природы стали разрушаться бетонные элементы, гранитные и мраморные покрытия мемориала. В 2004 году, к 60-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, здесь развернулись работы по реконструкции с элементами реставрации. На восстановление памятников Великой Отечественной войны, в том числе и комплекса «Хатынь», были направлены средства от республиканского субботника. Реконструкция была завершена к 25 июня 2004 года. А 1 июля в «Хатыни» состоялся торжественный митинг с участием президентов Беларуси, России и Украины.

Учитывая тот факт, что в последние годы туристической отрасли в Беларуси уделяется все большее внимание, можно считать, что и в отсутствие советской идеологии «народная тропа к мемориальному комплексу не зарастет. Так, по итогам 2011 года комплекс «Хатынь» вошел в десятку самых посещаемых туристических объектов Беларуси: здесь побывало 182 000 человек. И вот это уже не «нестыковка», а вполне логичный факт: спустя 70 лет после трагедии о Хатыни по-прежнему помнят.

Запомните эти цифры.

  • В деревне Хатынь Логойского района до войны было 26 домов, проживало 156 человек.
  • 22 марта 1943 года в Хатыни разрушены все 26 домов, убито 149 человек. Деревня не восстановлена.
  • В электронной базе данных «Белорусские деревни, сожженные во время Великой Отечественной войны», созданной в 2013 году Национальным архивом Беларуси, Белорусским фондом мира и Российским фондом «Историческая память», собраны сведения о 5545 населенных пунктах, уничтоженных нацистами в 1941-1944 годах.

И запомните этот адрес. Государственный мемориальный комплекс «Хатынь» расположен на территории Логойского района Минской области. На 54 км шоссе Минск — Витебск (М3) установлен указатель «Хатынь». Проехав 5 км, вы окажетесь на территории комплекса.

Александр Нестеров

Фото: museum.logoysk.info, narb.by