Общество / Культура

Операция "Котбус": женщины, боясь фашистов, в отчаянье топили детей в болоте

Идалино, Слобода, Тристень, Тхарница, Шуневка… Это далеко не полный список белорусских деревень, полностью уничтоженных фашистами в ходе карательной операции "Котбус". Некоторые так и не возродились – их нет на карте современной Беларуси. О кровавых событиях 70-летней давности вспоминает портал Interfax.by.

"Час икс" – 20 июня

После того как в апреле 1943 года гитлеровцы основательно – дом за домом – прошерстили всю белорусскую столицу и отчитались в Берлин о нанесении удара по минскому подполью (операция "Волшебная флейта"), на повестке дня остался один вопрос – партизаны. Особенно беспокоили оккупантов партизанские отряды, действовавшие в Минской и Витебской областях. Прежде всего, ставилась задача "очистить" территорию в треугольнике Плещеницы — Докшицы — Лепель и восстановить контроль над дорогой Минск — Витебск, движение по которой из-за активности партизан превратилось для фашистов в нечто вроде езды по минному полю.

Операции присвоили кодовое название "Котбус" (Kottbus) и определили "строго секретную" дату начала – 20 июня 1943 года. Готовились к ней органы полиции и СС генерального комиссариата "Белоруссия" долго и тщательно. Проводили разведку, собирали информацию, подкидывали дезу партизанам. Но и партизаны держали ухо востро: к "часу икс" о многих планах врага им было известно.

Утешительного, впрочем, было мало. На сей раз фашисты решили задействовать слишком большие силы, включая танки и самолеты. На истребление "лесных бандитов" были брошены спецбатальон "Дирлевангер" и 2-й полицейский полк СС, 15-й, 102-й, 118-й и 237-й батальоны вспомогательной полиции, 600-й казачий батальон, 633-й "восточный" батальон, 1- и 12-я полицейские танковые роты, один батальон 331-го гренадерского полка, четыре роты 392-й главной военной комендатуры с батареей, взводом ПТО и взводом тяжелых минометов, усиленная рота 286-й охранной дивизии, 2-й дивизион 213-го артиллерийского полка, три моторизованных взвода полевой жандармерии, специальные команды СД, самолеты 4-й группы эскадрильи бомбардировочной авиации и 7-й эскадрильи особого назначения. Руководство операцией осуществлял штаб, возглавляемый группенфюрером СС и генерал-лейтенантом полиции фон Готтбергом.

"Голод был жуткий"

Василий Шарков, в те дни возглавлявший партизанский отряд имени С.М. Кирова, вспоминал: "Наступление гитлеровцы начали силами фронтовых резервов, превосходящими партизан в несколько раз, — более 80 тысяч солдат, артиллерия, танки и авиация. Вернувшийся из окрестностей Борисова разведчик Александр Кулаков доложил, что в Борисов приехало много гитлеровцев, там же видел танки, самоходные пушки и даже самолеты. Фашисты срочно готовятся к броску в район озера Палик… В 5 часов вечера противник, до тысячи солдат и офицеров, начал наступление на наши позиции. Подпустив гитлеровцев на близкое расстояние, мы открыли огонь изо всех видов оружия, минометов и прямой наводкой из 45- и 76-миллиметровых пушек. Первая атака отбита. На поле боя осталось более полусотни убитых вражеских солдат и офицеров. Назавтра в 6 утра фашисты обрушили на нашу оборону огонь двух батарей. В воздухе появились два вражеских самолета. Они сбросили несколько десятков бомб разных размеров — особенно большой вред причиняли металлические ящики, в которых помещалось от 16 до 32 небольших бомб. Такие ящики на определенной высоте автоматически раскрывались, из них рассыпались небольшие бомбы. В два часа дня противник крупными силами начал наступление, стараясь окружить нас со всех сторон…".

Партизаны вынуждены были отходить в непроходимые леса и болота. Вместе с ними находились жители окрестных деревень, которые фашисты, не церемонясь, стирали с лица земли. "Голод был жуткий, — вспоминали участники тех событий, — женщины пережевывали зерно и пытались кормить им детей. Были случаи, когда они в отчаянии даже топили детей в болоте, боясь, что немцы услышат их плач".

В сроки не уложились

Вместо 10 дней, согласно плану штаба фон Готтберга, каратели застряли в партизанской зоне более чем на месяц. 21 июля операцию все-таки свернули. Не потому что цель была достигнута, а потому что привлеченные к антипартизанской акции войска остро потребовались фронту.

В донесении от 28 июля 1943 года о результатах операции "Котбус", составленном Готтбергом, говорилось: "Потери противника: убито в боях 6087 человек, расстреляно — 3709, захвачено в плен — 599. Захвачено рабочей силы — 4997 человек, женщин — 1056. Собственные потери: немцы — убито 5 офицеров, в том числе командир батальона, 83 унтер-офицера и рядовых. Ранено 11 офицеров, в том числе два командира полка, 374 унтер-офицера и рядовых, трое пропали. Трофеи: 20 орудий калибра 7,62, 9 противотанковых пушек, 1 зенитное орудие, 18 минометов, 30 станковых пулеметов, 31 ручной пулемет. Один самолет (уничтожен), 50 планеров (уничтожены), 16 противотанковых ружей, 903 винтовки…".

Совершенно очевидно, что немцы не могли уничтожить столько партизан. Речь, конечно же, идет о гражданских лицах, зверски убитых и замученных карателями. А вообще-то отечественные и западные историки до сих пор не могут сойтись в оценках последствий операции "Котбус". Каждая из сторон склонна уменьшать свои и увеличивать чужие потери. Если же абстрагироваться от цифр и вспомнить о главной задаче операции, то следует признать, что выполнена она не была: партизанское движение сохранилось и продолжало наносить врагу ощутимый ущерб.

Искупившие кровью

Был у операции "Котбус" и еще один итог, также неутешительный для фашистов. Полицейские формирования, скроенные из "бывших советских" и привлекаемые к борьбе с партизанами, отныне не могли являться хоть сколько-нибудь надежной опорой для оккупационных властей.

В своих воспоминаниях "Вечный огонь" бывший секретарь Минского подпольного обкома партии и командир партизанского соединения Роман Мачульский писал: "В мае — июне 1943 года "1-я русская национальная бригада" была привлечена гитлеровским командованием к крупной карательной экспедиции против партизан северных районов Минской области. Несколько вражеских дивизий, полицейских полков и карательных батальонов плотным кольцом зажали партизан в лесном массиве по берегам Березины. Вопреки расчетам гитлеровцев, основные силы партизан прорвали блокаду и вышли из окружения, причем сделали это на участке, который контролировала бригада Гиль-Родионова. Нужно отметить, что как во время блокады, так и после нее большинство солдат и офицеров бригады лояльно относились к местному населению, и нередки были случаи, когда родионовцы при встрече с партизанами не обстреливали их".

По признанию упомянутого Гиль-Родионова (настоящее имя – Владимир Гиль), "бои в районе озера Палик показали, что партизаны непобедимы, и именно в те дни я и мои единомышленники стали думать о том, что нужно переходить на сторону партизан". Уже в августе того же года бывшие предатели Родины из "1-й русской национальной бригады" почти в полном составе, включая командира Гиль-Родионова, вновь стали на ее защиту, приняв "партизанскую присягу" и образовав 1-ю Антифашистскую партизанскую бригаду. Новую жизнь родионовцы начали с разгрома немецкого гарнизона в Докшицах и удара по железнодорожной станции. А в мае 1944-го большинство из них (1026 из 1413 бойцов бригады) сложили головы у поселка Ушачи в жестоком бою при прорыве из окружения.

Иван Григорьев

Тэги:
Читать комментарии к статье

Добавить комментарий3 комментария

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.

Комментарии к статье

А летом 1944  после перехода линии фронта   в Витебском фильтрационном лагере 105 из оставшихся в живых были лишены жизни  не смотря на гарантированную амнистию за переход в партизаны

"А в мае 1944-го большинство из них (1026 из 1413 бойцов бригады) сложили головы у поселка Ушачи в жестоком бою при прорыве из окружения"

О, весточка с родины

ёперный театр...фашисты - это итальянцы...

Добавить комментарий

Курсы валют

  • Доллар США2.1402
  • Евро2.4287
  • 100 Российских рублей3.267
  • 10 Польских злотых5.5941
  • 100 Украинских гривен7.9231
  • 10 Китайских юаней3.1841
  • Канадский доллар1.6192