Общество / Образование

Профессия ТИФЛОПЕДАГОГ. Вниманию абитуриентов, мечтающих о незаурядной и творческой специальности!

«Кто такой тифлопедагог?» – с таким вопросом на улицы Минска вышли студенты педагогического университета. Прохожие недоуменно пожимали плечами. О том, что тифлопедагог – это специалист, который осуществляет воспитание и обучение детей с нарушениями зрения, а также реабилитацию поздноослепших, из опрошенных не знал никто. Что ж, это действительно редкая, штучная профессия. Портал www.interfax.by расспросил белорусских тифлопедагогов об их повседневных обязанностях, трудностях и радостях; в сотрудничестве с психологом составил портрет идеального специалиста для работы со слабовидящими и незрячими детьми; узнал, где в Беларуси готовят тифлопедагогов.

Будни и праздники тифлопедагогов

Людмила Михайловна Гутырчик работает учителем-дефектологом в ГУО «Специальные ясли-сад №19 г. Минска для детей с нарушениями зрения». Ее путь в тифлопедагогику был извилистым. Окончив технический вуз, она 12 лет трудилась инженером, любила свое дело и не помышляла о смене профессии. Однако в трудные 90-е, лишившись работы и отчаявшись найти вакансию по специальности, пришла в детский сад на место помощника воспитателя. Немного освоившись на новом месте, Людмила Михайловна, которой к тому времени исполнилось 38 лет, решила поступать в педагогический институт. Приемная комиссия долго отказывалась принимать документы: «Вы, зрелая женщина, мать двоих детей, собираетесь сдавать вступительные экзамены вместе со вчерашними школьниками?!» Но Людмила Михайловна была настойчива в своем стремлении и все-таки стала студенткой дефектологического факультета. Тифлопедагогом она работает уже 19 лет. О своих профессиональных обязанностях, трудностях и победах Людмила Гутырчик рассказала порталу www.interfax.by:

«Ставка тифлопедагога – 20 часов в неделю, рабочий день длится 4 часа, это время отведено для непосредственных занятий с детьми. Оформление документации, подготовка методических пособий, чтение специальной литературы осуществляется в свободное от занятий время. В начале и конце учебного года тифлопедагог проводит педагогическую диагностику детей по четырем направлениям: познавательная деятельность, пространственное ориентирование, зрительное восприятие, социально-бытовая ориентировка. Детей, в зависимости от диагнозов, возраста и индивидуальных особенностей, распределяют по подгруппам – в каждой не более 4 человек. Подгрупповые занятия тифлопедагог проводит ежедневно по коррекционной программе для детей с нарушениями зрения, индивидуальные занятия с каждым ребенком – 2-3 раза в неделю. Для каждого занятия полагается подготовить план-конспект. При составлении календарных планов своей работы тифлопедагог ориентируется на требования и стандарты Проекта программы коррекционно-развивающей работы «Воспитание и обучение детей с нарушениями зрения». (Ознакомиться с этим документом можно на сайте www.asabliva.by – интересующиеся старшеклассники и абитуриенты получат достаточное представление о профессии тифлопедагога.) В свои занятия тифлопедагог также включает специальные игры и упражнения, направленные на подготовку детей к лечению на ортоптических аппаратах и закрепление результатов лечения глаз».

Людмила Михайловна Гутырчик признается: «Всегда радуюсь, когда дети справляются с заданиями»

Людмила Гутырчик уверена: «Тифлопедагогу очень важно быть увлеченным своим делом, гореть желанием научить подопечных тому, что выведет их на более высокую ступень развития – личностного, интеллектуального. Порой приходится быть строгой, но дети не обижаются. Они всегда безошибочно чувствуют, как к ним относится взрослый – с искренней любовью, уважением, заботой об их благе или с завуалированным равнодушием… Общаясь с детьми на занятиях, всегда стремлюсь получить обратную связь – убедиться, что они услышали меня, правильно поняли, усвоили преподанную информацию. Для этого прошу повторить, рассказать своими словами, объяснить, почему они так думают, иногда намеренно предлагаю неверное решение задачи – как ликуют дети, когда им удается «уличить» меня в ошибке! Вообще, желание и умение вести с ребенком диалог ценны для любого педагога, а для тифлопедагога особенно... Бывает, на занятиях дети отвлекаются, шалят – в подобных случаях замечание может быть неэффективным, поэтому я обычно переключаю их внимание, предлагая сыграть в какую-нибудь спокойную игру или выполнить увлекательное упражнение за столом. Если два воспитанника повздорили друг с другом, обязательно беседую с обоими и помогаю найти путь к примирению... Я открыта к общению с родителями, всегда готова оказать поддержку, помочь советом. Увы, не все взрослые проявляют интерес к достижениям и трудностям своих детей, некоторые закрывают глаза на объективные ограничения своего ребенка, ждут и требуют от него невозможного. В таких ситуациях не навязываюсь, но считаю своим долгом сделать шаг навстречу, демонстрирую готовность к сотрудничеству, диалогу. И если до родителей удается достучаться, найти с ними взаимопонимание, расцениваю это как важную победу – ведь если родители и педагог действуют сообща, ребенок только выигрывает… Поскольку я работаю в детском саду, в мои обязанности не входит обучение слабовидящих и незрячих детей чтению и письму шрифтом Брайля, это программа специальной школы. Однако если родители не возражают, с радостью даю уроки. Незрячие дети, приходя в школу уже обученными шрифту Брайля, чувствуют себя намного увереннее, быстрее адаптируются. И узнавать об успехах бывших воспитанников, когда они звонят или приходят в гости, это огромная, ни с чем не сравнимая радость».  

  Не только Артему и Катюше весело и интересно на занятиях у Людмилы Михайловны Гутырчик 

Валентина Валентиновна Масловская пришла в педагогику по стопам своей бабушки, много лет вдохновенно проработавшей учительницей начальных классов. Валентину Валентиновну с детства привлекало общение с малышами, поэтому после окончания школы она поступила в педагогическое училище на факультет дошкольного воспитания, а затем начала работать воспитателем в детском саду для детей с нарушениями зрения. Стремление приносить максимальную пользу слабовидящим и незрячим детям, их родителям побудило молодого педагога продолжить обучение в педагогическом вузе и получить специальность «тифлопедагогика». С 2006 года Валентина Масловская – учитель-дефектолог столичного детского сада №19 для детей с нарушениями зрения, она рассказала порталу www.interfax.by о том, за что любит и ценит свою работу: «Профессия тифлопедагога очень творческая и, на мой взгляд, подходит для тех, кто, искренне любя детей, умеет сочинять увлекательные истории, сказки, стихи, хорошо рисует, не лишен актерского дара. Литературные и художественные способности, умение выразительно и эмоционально произносить текст, искусство перевоплощения в различные образы помогают превратить любое занятие в яркое, запоминающееся действо. По своему опыту знаю: сумеешь заинтересовать детей, вовлечь их в обучающую игру – и они будут ловить каждое твое слово, легко впитают нужную информацию и прочно запомнят ее. Например, недавно мы с детьми 3-4 лет изучали тему «Овощи». Усвоить, какие овощи в огороде открыты взору, а какие прячутся под землей, ребятам помогал крот. Сначала они строили подземный ход зверька, старательно обходя препятствия – картошку, свеклу, морковь, редиску, репу. Потом, выглянув из «норы», рассказали кроту, что на грядках растут огурцы, помидоры, капуста, кабачки, тыквы. Глаза у маленьких исследователей горели от восторга, и к концу занятия ребята были настоящими экспертами по овощам… Безусловно, у начинающего тифлопедагога должна быть добротная теоретическая подготовка. С теплотой и признательностью вспоминаю преподавателей кафедры тифлопедагогики Белорусского государственного педагогического университета – благодаря им я получила глубокие знания для уверенного старта в профессии. Совершенствовать педагогическое мастерство помогает самообразование и общение с коллегами – с удовольствием и большой пользой для себя посещаю конференции, круглые столы тифлопедагогов, участвую в заседаниях методических объединений… Особенно много души и труда я, как и любой другой тифлопедагог, вкладываю в занятия с незрячими детьми. Порой бывает непросто научить таких ребят элементарным бытовым навыкам: мыть руки, завязывать шнурки, пользоваться ложкой. Но все трудности забываются, когда видишь положительные результаты своей работы – в такие моменты за спиной вырастают крылья. А как приятно, когда на улице сталкиваешься с бывшими воспитанниками, и они бурно радуются встрече, набрасываются с объятиями – не передать словами!»  

На занятиях у Валентины Валентиновны Масловской Саша и Данила – тифлопедагог для каждого воспитанника находит интересное задание

Татьяна Маратовна Терро – учитель коррекционных занятий в столичной специальной школе для детей с нарушениями зрения №188, работает там с 1996 года. Будучи старшеклассницей, от любимой учительницы она узнала о том, что в педагогическом институте начинают готовить специалистов для работы с детьми с нарушениями зрения, и заинтересовалась. Татьяна Маратовна вспоминает: «Вообще, я собиралась учиться на логопеда, но услышав о новой специальности на дефектологическом факультете, подумала: «Логопедом я всегда успею стать…» – и была первой абитуриенткой, подавшей документы на тифлопедагогику. О том, что найду себя в профессии тифлопедагога, я поняла во время первой выездной практики в Гродненскую школу-интернат. Мы, первокурсники, быстро и легко подружились с воспитанниками, каждый вечер они приходили к нам в гости, играли на баяне. Я осознала тогда, что незрячие дети, в сущности, такие же, как и обычные... Преподаватели во главе с Зоей Григорьевной Ермолович, первым заведующим кафедрой тифлопедагогики Минского пединститута, окружили нас, студентов, родительской заботой и вниманием, всегда были готовы поддержать, помочь в трудной ситуации. Мы ценили такое отношение к себе и старались оправдывать надежды своих наставников… Работа тифлопедагога – это постоянный творческий поиск оптимальных для конкретного ребенка заданий, упражнений, а также стимулов для преодоления трудностей. Налить в чашку жидкость, заварить чай, сделать бутерброд, разогреть пищу в микроволновке, почистить картошку, приготовить салат, сварить кашу, пришить пуговицу, поутюжить одежду – для того чтобы обучить незрячих детей этим навыкам, иногда требуются месяцы. Бывает, ребенок опускает руки – в таких ситуациях важно ободрить его, вдохнуть веру в собственные силы и возможности. И как это здорово – разделить радость, а порой настоящее ликование ребенка, который с твоей помощью маленькими шагами пришел к своей очередной победе! Такие минуты для меня дорогого стоят. Но особое воодушевление я испытываю, когда незрячие воспитанники, преодолевая свои страхи и нередко стеснение, оказываются способны проделывать путь из дома в школу и обратно без сопровождающих лиц. Попытайтесь представить, сколько мужества требуется таким детям, чтобы в одиночку пройти по узкому тротуару рядом с оживленной трассой; перейти дорогу по пешеходному переходу, который не оборудован звуковым устройством, дублирующим сигналы светофора; добраться до остановки и обратиться к прохожим с просьбой сообщить, когда к остановке подъедет автобус или троллейбус, идущий по нужному маршруту; зайти в салон и найти свободное место; выйти на нужной остановке, если их названия не объявляют… В начале учебного года для родителей первоклассников я провожу мастер-классы, на которых учащиеся старших классов демонстрируют, каким социально-бытовым умениям и навыкам они научились в школе. Вместе с коллегами я стремлюсь вселить в родителей надежду на то, что их слабовидящий или незрячий ребенок будет способен позаботиться о себе, сможет приобрести востребованную профессию, его жизнь будет насыщенной и интересной».    

Татьяна Маратовна Терро учит Яну пришивать пуговицы   

   «Совершенствуем умение воспринимать макет школы», – объясняет цель занятия Татьяна Маратовна Терро

Элеонора Ивановна Ковалько пришла в специальную школу для детей с нарушениями зрения №188 г. Минска после окончания географического факультета БГУ. Она с детства мечтала работать в школе – как ее отец, беззаветно преданный учительскому труду, Иван Семенович Королевич. Элеонора Ивановна уверена: «Любовь к детям и профессии я унаследовала от отца. Он научил меня получать удовольствие не только от открытий и достижений, но и от преодоления трудностей, неминуемых в работе педагога. Мое намерение начать вхождение в профессию с должности воспитателя группы продленного дня отец поддержал. Я быстро сблизилась с учащимися, почувствовала, что они мне очень интересны, как младшие друзья. Стремление понимать своих воспитанников, быть им полезной, передавать им свои знания, развивать их способности потребовало знаний их особенностей. Для начала мне пришлось освоить чтение и письмо шрифтом Брайля. Через несколько лет я стала дипломированным тифлопедагогом... В школе я являюсь учителем географии и воспитателем группы продленного дня 2 «А» класса. Каждое утро ребята встречают меня с неподдельной радостью, наперебой делятся новостями, рассказывают о своих успехах и проблемах, порой доверяют секреты и тайны – все это наполняет меня ощущением счастья... У слабовидящих и незрячих детей чрезвычайно высока потребность в признании их достижений, поэтому мы с коллегами стараемся создавать для наших учащихся ситуации успеха, целенаправленно развиваем их творческие способности. Так, воспитанники нашей школы занимаются музыкой, танцами, декламируют и сочиняют стихи и рассказы, конструируют, рисуют, делают аппликации. Радость творчества окрыляет детей, делает сильнее духом, а общественное признание, победы в состязаниях возвышают их в собственных глазах, приносят радость их родителям... В нынешнем году учащаяся 3 «А» класса нашей школы Марианна Бабич заняла 1-е место на районном, а затем и на городском конкурсе «Маленькая фея». Сколько усилий, кропотливого труда, времени было затрачено со стороны девочки, ребят из группы поддержки, педагогов, родителей! Репетиции были ежедневными, длились по несколько часов – дети, которые участвовали в хореографическом номере, в буквальном смысле валились с ног от усталости. Маленькие артисты очень волновались, ведь им предстояло продемонстрировать свое мастерство на большой, незнакомой и, главное, невидимой для многих из них сцене. Соперниками были учащиеся массовых общеобразовательных школ, гимназий. И тем слаще оказалась для всех нас неожиданная победа... С первого класса наши воспитанники ходят на экскурсии по Минску, многие ребята нашей школы ездят по достопримечательным местам Беларуси – в этом есть и моя заслуга. Поначалу возникали трудности в организации экскурсий. Но первые поездки прошли настолько увлекательно, у начинающих экскурсантов было столько ярких впечатлений и положительных эмоций, что к нам потянулись другие воспитанники, в том числе незрячие, с заболеваниями опорно-двигательного аппарата. Я окончила курсы экскурсоводов, разрабатываю вместе с учащимися, их родителями и педагогами экскурсионные и краеведческие проекты и очень рада, что наши ребята с интересом знакомятся с богатой историей, культурой, природой страны, учатся ценить красоту нашей прекрасной Беларуси». 

Элеонора Ивановна Ковалько и учащиеся 2 «А» класса в группе продленного дня 

Элеонора Ивановна Ковалько проверяет, как Яна, Влад и Ульяна справились с домашним заданием  

Психологический портрет идеального тифлопедагога

Какими личностными качествами должен обладать человек, чтобы найти себя в тифлопедагогике? Кто может получать истинное удовлетворение от работы с особенными людьми и способен действительно помогать им? На вопросы портала www.interfax.by ответила медицинский психолог Надежда Георгиева.

«Хорошим тифлопедагогом станет тот, кто искренне считает, что люди с физическими нарушениями – это вовсе не больные, обделенные или ущербные члены общества, которые являются обузой для здоровых соотечественников и обречены на полное лишений, страданий, совершенно безрадостное существование. Они просто немного другие – как представители иных рас, и жизнь каждого из них так же уникальна и бесценна, как жизнь любого другого человека. Тифлопедагог с этим убеждением общается со своими подопечными не из позиции «сверху», а на равных, чем быстро завоевывает их доверие и расположение, а значит, в его распоряжении оказываются более широкие возможности для помощи незрячим и слабовидящим детям. Он ориентируется не на нарушения своих воспитанников, а на ресурсы – внимателен к их интересам, склонностям, способностям, мечтам и с воодушевлением стремится развивать потенциал каждого ребенка.  

Я твердо убеждена, что для тифлопедагога очень полезен личный опыт страданий – физических или моральных. Если мучения не ожесточили человека, а, наоборот, сделали более чутким, отзывчивым, терпеливым, он лучше понимает окружающих, оказавшихся в непростой жизненной ситуации, и способен оказывать им реальную поддержку и помощь. Так, слабовидящие и незрячие дети склонны к депрессивным состояниям, у них могут возникать суицидальные мысли. Для тифлопедагога, закаленного собственными страданиями, не составит труда ободрить и обнадежить ребенка, который начал раскисать, пал духом. А вот людям, выросшим в тепличных условиях и не имевшим возможности научиться действенному состраданию, обычно трудно найти общий язык с теми, кто имеет серьезные нарушения здоровья. Поэтому обладателей синдрома принца (принцессы) работа со слабовидящими и незрячими детьми часто тяготит, разочаровывает. 

Для эффективной работы с особенными людьми недостаточно страстного желания помогать им, готовности отдавать другим много сил и душевного тепла. Тифлопедагогу необходимо быть эмпатичным – понимать и принимать чужие позитивные и негативные переживания, уметь вместе с подопечными радоваться и грустить. Также важно, чтобы он был коммуникабельным – не испытывал серьезных затруднений в общении с разными людьми и, главное, получал удовольствие от самого процесса взаимоотношений, обмена эмоциями. Тифлопедагог регулярно общается с родителями учащихся, дает рекомендации по физической и психологической адаптации слабовидящих и незрячих детей в социуме. Конечно, родители смогут почерпнуть больше полезной информации, если специалисту нравится курировать группы взаимоподдержки, организовывать праздники, встречи семей, и он без сожаления готов тратить на эти мероприятия личностные ресурсы и свободное время.  

Еще одно условие успеха в профессии – неутолимое желание постоянно обновлять свои специальные знания и внедрять их в практику, живой интерес к опыту коллег. Большинство современных исследований по тифлопедагогике не переведены на русский язык, и для того чтобы быть по-настоящему компетентным, необходимо хорошо знать иностранные языки, прежде всего английский. Владение международными языками позволяет тифлопедагогу знакомиться в Интернете с научными статьями, описаниями новых методик работы, недублированными тематическими видео о людях с сенсорными ограничениями, а также делает возможным общение с зарубежными коллегами.

Очень важно, чтобы тифлопедагог трудился с ощущением, что ему по силам делать мир незрячих детей добрее и ярче. Поэтому здорово, если он инициативен и смекалист – не ожидая денежных дотаций, умеет воплощать свои профессиональные идеи и задумки по принципу дешево и сердито. Например, проводит занятия с детьми, активно применяя бесплатно скачанные из Интернета аудиоматериалы; организует в учебном заведении зооуголок с питомцами, уход за которыми не требует больших затрат; обустраивает сенсорную комнату, используя подручные материалы. Много полезного для себя извлечет специалист, который регулярно читает книги и публицистические материалы, смотрит художественные и документальные фильмы о незрячих и слабовидящих людях.   

И последнее. Тифлопедагог обязательно должен заботиться о своем психологическом комфорте и здоровье, чтобы не допустить эмоционального выгорания и профессиональной деформации. Так, в общении с учащимися ему следует устанавливать четкие рамки и правила, знать, как действовать в случае агрессивного поведения ребенка. Желательно, чтобы в распоряжении тифлопедагога было несколько проверенных способов отключиться от работы и восстановить душевные силы. Это может быть творчество, рукоделие, спорт, общение с животными и др.

Где учат на тифлопедагога?

Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка – единственный в стране вуз, где можно получить специальность «тифлопедагогика». Подготовка тифлопедагогов осуществляется на факультете специального образования, где также готовят логопедов, сурдопедагогов, олигофренопедагогов – специалистов, которые работают с детьми с особенностями психофизического развития. К этой группе относятся дети с нарушениями зрения, слуха, интеллектуальной сферы, речи, трудностями в обучении, синдромом дефицита внимания и гиперактивности, аутистическими нарушениями. Для поступления необходимо сдать 3 экзамена в форме централизованного тестирования: белорусский / русский язык, история Беларуси, биология. Обучение может быть бюджетным и платным, на дневной форме длится 4 года, на заочной – 5 лет.

Легко ли стать студентом-тифлопедагогом? Чему учат будущих специалистов в университете? Каковы перспективы трудоустройства выпускников? На эти вопросы www.interfax.by ответила заведующий кафедрой тифлопедагогики БГПУ имени Максима Танка, доцент Ольга Даливеля: «В 2014 году для поступления на специальность требовалось набрать 230 баллов, в 2013-м – 210, в 2012-м – 200. Соотношение бюджетных и платных мест в последние 3 года – 10 к 15. Среди наших студентов всегда есть отличники, именные стипендиаты. Обучение проходит в малых группах, и это обстоятельство благотворно сказывается на успеваемости студентов – многие показывают высокие результаты в учебе, практической и научной деятельности. Преподаватели нашей кафедры, основанной более 20 лет назад, энтузиасты своего дела. Они стремятся не только поделиться глубокими знаниями и опытом, но и воодушевить студентов, пробудить в каждом из них неугасимый интерес к профессии.    

 Преподаватели кафедры тифлопедагогики БГПУ имени Максима Танка

Как и все будущие педагоги, наши студенты изучают общую и специальную педагогику и психологию, возрастную и педагогическую психологию, методики работы с детьми различных нозологических групп, в том числе с нарушениями опорно-двигательного аппарата, аутизмом, тяжелыми и множественными нарушениями развития и др. Также они постигают основы логопедии и в будущем могут работать с детьми с нарушениями речи. Конечно, наиболее пристально наши студенты изучают тифлопедагогику и тифлопсихологию, осваивают методики коррекционно-развивающей работы с детьми, имеющими нарушения зрения, и специальные методики обучения и воспитания незрячих и слабовидящих детей. Среди специфических дисциплин – обучение чтению и письму рельефно-точечным шрифтом Брайля, тифлографика (создание и умение «читать» рельефные изображения), краткопись и плоское письмо, тифлотехника (приборы и специальные средства, которые помогают незрячим людям ориентироваться в быту и окружающем мире). Кстати, все нуждающиеся в жилье студенты-бюджетники дневной формы обучения с первого курса получают место в общежитии.

Наши выпускники не испытывают сложностей с поиском рабочего места. Полученные профессиональные знания и практические навыки позволяют им работать учителями-дефектологами дошкольных учреждений, в которых созданы условия для воспитания и обучения детей с особенностями психофизического развития, специальных общеобразовательных школ для детей с нарушениями зрения и классов интегрированного обучения средних общеобразовательных школ, центров коррекционно-развивающего обучения и реабилитации, в общеобразовательных дошкольных учреждениях и школах (на пунктах коррекционно-педагогической помощи). Специальные детские сады для детей с нарушениями зрения находятся в Минске, Гомеле, Гродно, Жлобине, Лиде, Пинске, Мозыре, Речице. Школы-интернаты для слабовидящих и незрячих детей есть в Гродно, Молодечно, Шклове, Жабинке, Василевичах. В Минске расположена специальная общеобразовательная школа №188 для детей с нарушениями зрения».    

Ирина Барейко

Фото автора и из архивов Надежды Георгиевой и Ольги Даливели

Тэги:

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Курсы валют

  • Доллар США1.9953
  • Евро2.4414
  • 100 Российских рублей3.5381
  • 10 Польских злотых5.8285
  • 100 Украинских гривен6.9717
  • 10 Китайских юаней3.0967
  • Канадский доллар1.6036