Стиль жизни / Персоны

Николай Кучиц: "Отец выгнал из дома, когда узнал, что я собрался в артисты"

Худрук Купаловского называет ведущего мастера сцены Николая Кучица, которому 18 февраля исполнилось 65 лет, "душой театра". Коллеги считают его "украшением сцены". Зрители, когда узнают на улице, порой просят разрешения поцеловать. А Николай Николаевич до сих пор не до конца верит, что исполнилась его детская мечта – он стал артистом. О своем пути на сцену и любимых ролях Николай Кучиц рассказал обозревателю портала www.interfax.by.

– Николай Николаевич, Вы родились на Витебщине в крестьянской семье. Помните тот момент, когда Вы осознали: хочу быть артистом? Как родители отнеслись к Вашему выбору?

– В лицедеи меня тянуло с детства, хотя в роду артистов не было. Дядьки играли на музыкальных инструментах – один на цимбалах, другой на скрипке. Родители хорошо пели. У меня тоже был голос, и любого популярного исполнителя – от Магомаева до Эдиты Пьехи – я перепевал один в один.

Родители Николая Кучица

Мама хотела, чтобы я стал агрономом. "Будет урожай – премию дадут, не будет – на погоду спишут", – говорила. Отец очень рассердился, когда узнал, что я собрался в театральное училище поступать. За ужином как стукнет по столу кулаком – доска провалилась, самовар упал. И выгнал меня из дома, в ту ночь в котухе ночевал на соломе. А утром отец подостыл, сказал: поезжай, раз хочешь.

Поступил в Свердловское театральное училище. Но на занятия не поехал. Мне, мальчику, выросшему в казахстанской деревне, Свердловск показался пугающим мегаполисом. Я трамвай от троллейбуса поначалу не мог отличить. Пошел в армию. Отслужил и вернулся в Беларусь. Подал документы на актерский факультет в театрально-художественный институт. Прошел три тура, а на четвертом испытании – собеседовании – слетел. Вышел из аудитории и рассуждаю про себя: "Ну, какой я артист – деревенский парень". Мимо проходил Борис Луценко. Остановился и говорит: "Обязательно поступайте в следующем году, у вас есть обаяние, которое необходимо артисту". Я не воспринял его слова всерьез. Устроился на моторный завод, пахал там несколько лет.

Сцена тянула, поэтому играл в народном театре. А в 26 лет меня такая тоска накрыла: не могу без театра, и все тут. На актерский факультет не брали уже из-за возраста, и я поступил на режиссера драмы.

– Вы стали дипломированным режиссером. Довелось поработать по специальности?

– Да, несколько лет разъезжал по Советскому Союзу, ставил спектакли в провинциальных театрах. Ни за одну из постановок – их на моем счету восемь – мне не стыдно, да и провалов не было. Но особого удовольствия от работы я не получал. Меня раздражало, что надо занимать позицию "над", быть немного деспотом. К тому же режиссер – всегда одиночка, а я люблю быть с людьми. Помню, в Рыбинске после репетиции смотрю, как артисты дружной толпой отправляются в буфет пить чай – и так захотелось среди них оказаться… Поэтому, когда представился случай, подался в артисты.

Работал в театре "Дзе-Я?", потом была "Вольная сцена" (сейчас Республиканский театр белорусской драматургии. – Прим. ред.), а в 2001 году Валерий Раевский пригласил меня в Купаловский.

– Режиссерское образование мешает или помогает Вам при работе над ролью?

– Бывает, режиссеры опасаются, что я буду вмешиваться, что-то советовать. Нет, никакой инициативы я не проявляю, не имею права. Хотя, конечно, приятно, когда режиссер разговаривает с тобой на равных. Таким был Николай Говядинов. Работа с Геннадием Полокой тоже была похожа на сказку.

– Считаете ли Вы свою актерскую судьбу удачной? Какие роли Вам особенно дороги?

– Ролей было много. Разных. Но не считаю, что мое актерство особенно удачно сложилось. В последние лет десять играю одних простаков. Но что ж поделаешь. Однажды, когда я приуныл, коллега Наталья Кочеткова строго заметила: "Коля, мы с тобой об этом с пяти лет мечтали!"

Восьмидесятипятилетнего Гастрита из пьесы Алексея Дударева "Вечер" я играл в театре "Вольная сцена", когда мне и пятидесяти не было. А на фотографиях со спектакля я выгляжу, как старик, и дело вовсе не в гриме. Лицо менялось, потому что душой и сердцем эту роль чувствовал. Партнерами были Тамара Миронова и Александр Ткаченок. Мы настолько "сварились" вместе, что друг без друга жить не могли. Режиссер Валерий Мазынский ничего нам не навязывал, мы без преувеличения были его соавторами.

Премьера была на сцене Купаловского. В финальной сцене, когда мой герой перед смертью произносил монолог: "Каб яшчэ адно жыццё, нiчога больш не хацеў, толькi больш хлеба i дзяцей", я вдруг ясно увидел перед собой отца. И у меня полились горячие слезы – зрители в восторге, а мне стыдно. Пришел в гримерку, присел, а руки и ноги еле двигаются. У меня первая мысль: инсульт! Друзья, которые были в зале, потом говорили: "Как удачно тебя загримировали! Ты на поклон вышел – глаза горят, а лицо белое-белое". А ведь грима не было…

Николай Кучиц, Тамара Миронова и Александр Ткаченок в спектакле "Вечер" 

Принц Мамабук из одноименной пьесы Дударева в постановке Мазынского – еще одна любимая роль. Для нее я сам сделал из ниток парик с дредами. Одиннадцать лет в Купаловском шел спектакль "Любовь в стиле барокко", в нем я с большим удовольствием играл Онысима. В "Войцеке" была любопытная роль, только спектакль быстро сняли с репертуара.

– Зрители на улице узнают вас, подходят?

– Узнают, автографы просят. Бывает, идешь по городу и удивляешься, почему с тобой незнакомцы здороваются. Однажды в автобусе подошла пожилая пара – обоим лет по 80. Спрашивают: "Вы в "Вечере" играете? А можно вас поцеловать?" Как-то вечером опоздал на метро, а на такси денег только на полдороги хватает. Таксист, молодой парень, не только узнал меня, но и перечислил все мои роли. И довез до самого подъезда.

– Родители отговаривали Вас от актерского пути. Видели они вас на сцене, киноэкране? Гордились ли?

– Мама последние десять лет жизни жила у меня. Когда только вернулась в Беларусь, я повел ее на "Павлинку". Самобытный спектакль был! Играли легенды Купаловского – Вера Пола, Здислав Стомма. Мама смеялась от души, а по дороге домой сказала: "Быть артистом – тяжелый труд. Легче тридцать коров руками доить".

На сцене мама меня не видела, а фильмы и сериалы смотрела. Особенно ей нравились "У реки два берега" и "Во саду ли, в огороде". Гордилась мной, только не говорила об этом вслух. В семье было не принято хвалить друг друга. Подростком подою корову – мама никогда не скажет: "Спасибо, сынок!", только проворчит: "Ну, подоил и подоил"…

Однажды я на кухне возился, слышу – мама ругается на кого-то: "Гад! Жену до смерти довел!" Заглядываю в комнату и на экране телевизора вижу… себя. Мама не узнала меня в роли отрицательного героя. Так удивилась: "Как же ты играл, ты ведь не злой?!"

– Уже много лет Вы шьете кукол. Как возникло это увлечение?

– Первую куклу я смастерил совершенно случайно в 1989 году. Однокурсница Надежда Горкунова пригласила на день рождения сына. Было воскресенье, промтоварные магазины не работали. Стал ломать голову, что подарить. И решил: "Сошью-ка клоуна". Шил вручную – так аккуратно получилось, что сам удивился. Соседка дала желтых кудрявых ниток для волос. Именинник пищал от восторга, когда я вручил ему клоуна.

Среди гостей были художницы Зоя Литвинова и Светлана Каткова. Они сначала не поверили, что клоун – мое творение, а потом сказали, что на куклах можно неплохо зарабатывать. Я отмахнулся, но вспомнил об их словах, когда наступили трудные времена, и на актерскую зарплату невозможно было прожить. Освоил швейную машинку. Вступил в Белорусский союз мастеров народного творчества. На одну большую куклу у меня дня три уходило. Сейчас уже зрение не то, меньше шью. Научился делать мотанки. Кукол сдаю в сувенирный магазин при Купаловском театре, коллегам дарю на юбилеи.

– У Вас на комоде лежит книга Джорджа Оруэлла "1984". Какие книги Вы любите?

– Грех не иметь в домашней библиотеке Короткевича, у меня его собрание сочинений есть. В таком восхищении был, когда "Колосья под серпом твоим" читал! Жаль, что не нашлось режиссера, который бы осилил экранизацию романа. А "Новая земля" Коласа, а сборник Купалы "Батлейка"! Чудо! Мы, белорусы, абсолютно не знаем и не ценим своего... Вот я нашумевшую книгу Андруся Горвата до сих пор в руках не держал, а ведь по ней в Купаловском спектакль готовят. В ТЮЗе работал артист Анатолий Жук, писал стихи и прозу. Читал его произведения как завороженный!

Из театральной литературы оставил у себя Эфроса "Репетиция, любовь моя". Товстоногова, Мейерхольда, шестнадцатитомник Станиславского отдал молодым коллегам. Я считаю, что актерской профессии вообще не надо учить. Дан тебе дар свыше – будешь артистом. Нет дара – никакие академии и книги не помогут. Одна великая белорусская актриса говорила: "Не помню, где играла, то ли в Мольере, то ли в Шекспире". А кто-то, получив роль в пьесе классика, штудирует его собрание сочинений, дневники, переписку, а потом выходит на сцену – и смотреть на него жалко. 

 

Штрихи к портрету

Надежда Горкунова, режиссер-документалист:

– Коля – мой сокурсник. Мы подружились при поступлении в театральный институт. Коля очень волновался, честно готовился, был искренним и непохожим на всех. Он рассказал мне свою историю с подъемным краном, потом про аварию на стройке. Закончилось наше знакомство на кухне. Будучи большой любительницей готовить, я сразу поняла, что места у плиты рядом с этим виртуозом никому нет. Ну, а дальше мы учились рядом, дружили, жили в соседних домах. Коля часто приходил в гости и баловал моего сына своими кукольными поделками. Время нас не растеряло. Тепло и надежное плечо друга остались. Дружба с Кучицем такая: он позвонит ночью – я приеду, если позвоню я – он придет. Но пусть лучше не будет ночных звонков – только радость и счастье. Будь здоров, дорогой Колька!

Губернатор ("Похищение Европы")

 

Зинаида Зубкова, народная артистка Беларуси:

– Николай – очень тонкий, трогательный, ни на кого не похожий артист. А для людей нашей профессии это очень важно – быть собой. Он очень ревностно и дотошно относится к работе. Если придумал что-то в роли, то будет искать материал, пробовать до тех пор, пока не добьется задуманного. Редкого дара артист, украшение сцены. Первый раз я увидела Николая в спектакле "Вечер" – и была потрясена. Было впечатление, что он ничего не играет, настолько глубоко погрузился в материал роли, даже плакал на сцене. Николай – очень мягкий, добрый человек, к которому хочется протянуть руки. А еще у него много талантов. Он подарил мне сделанную своими руками куклу – Адельку из "Павлинки". Всякий раз, когда смотрю на нее, поражаюсь, насколько она похожа на меня.

Кукла, подаренная Зинаиде Зубковой

 

Андрей Ковальчук, артист:

– Абсолютно человек из народа. Добрый, открытый, бесконечно щедрый. Николай знает всех работников театра по именам – костюмеров, бутафоров, гримеров, реквизиторов. Порой окружающие доверяют ему такие потаенные вещи, о которых не рискуют рассказать близким. Его кулинарный талант – особая тема. Он готовит простые, но безумно вкусные блюда, которые всегда сметаются со стола. У Николая жили все иногородние родственники, когда учились в Минске. Артисты в трудных ситуациях всегда находили приют в его доме. У него интересная судьба: по образованию режиссер, но связал жизнь с актерской профессией. Наверно, потому, что не приемлет насилия ни в какой форме, а режиссер должен быть диктатором. У Николая светлая аура. Когда берешь в руки его кукол, чувствуешь, как от них идет тепло. Знаю, что многие в театре просят его сделать им обереги. Регулярно навещает могилы своих коллег, в том числе давно ушедших, это о многом говорит.     

Корчмарь Шлёма ("Сымон-музыкант") 

 

Виктор Манаев, народный артист Беларуси:

– С Николаем мы делим гримерку, заняты в одних спектаклях. Он очень серьезно и трепетно относится к своему делу. Я 37 лет работаю в театре и вижу, что в наше время это редкость. Николай труженик, который честно идет по своей стезе – не за награды, не за звания. До начала каждого спектакля мы обязательно репетируем в гримерке: повторяем тексты, разбираем реплики, высказываем друг другу пожелания. После того, как опустился занавес, Николай не торопится упорхнуть из театра. Нет, он по горячим следам размышляет, анализирует, что у него получилось, что нет. Сверх меры самокритичен. Мне очень приятно работать с таким замечательным партнером по сцене. Николай открытый и искренний человек. Никому не завидует, слова плохого ни о ком не скажет. Рядом с ним очень уютно.

Харитон Куторга ("Пинская шляхта")

 

Юлианна Михневич, актриса:

– Не знаю ни одного человека, который, услышав имя Николая Кучица, не начнет улыбаться и не скажет: "Я его обожаю!" Все, что я сейчас скажу, будет походить на признание в любви. Коленька! Уютный, теплый, настоящий! Спасибо тебе за твой талант, за поразительную глубину, за надежность и жизнерадостность, за роли без малейших признаков небрежности и тем более халтуры. Нет у тебя штампов и фанерных персонажей. Это и привлекает зрителей и режиссеров. Отсюда и всенародная любовь. Здоровья и долголетия тебе, дорогой! 

Пранцись Пусторевич ("Павлинка")

 

Николай Рябычин, артист:

– С Николаем мы дружим со времен учебы в театрально-художественном институте – с 1982 года. Этот характерный артист с оттенками драматизма поцелован Богом. Он поистине народный, очень юморной. Ему не нужно ничего играть – достаточно выйти на сцену, и зрители сразу же попадают под влияние его харизмы. В очередной раз я убедился в этом на недавней премьере "Ревизора" в Купаловском театре – Николай играл Осипа. В жизни он очень добрый, отзывчивый, душа компании, с любым готов поделиться последним куском хлеба. Иногда, правда, надевает маску сердитого дядьки. Однажды мы вместе снимались у Дмитрия Астрахана. Николай так ворчал на меня, что люди на съемочной площадке решили: "Кучиц и Рябычин враги". Он не терпит беспорядка ни в своем доме, ни в душе. Не прощает фальши и обмана в отношениях – сразу пресекает дружбу с такими людьми. 

Диманш ("Дон Жуан")

Ирина Барейко

Фото из архивов Николая Кучица, Купаловского театра, Максима Коростелева, Юлианны Михневич и автора

ещё по теме

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Курсы валют

  • Доллар США2.0301
  • Евро2.2811
  • 100 Российских рублей3.2314
  • 10 Польских злотых5.3493
  • 100 Украинских гривен7.7857
  • 10 Китайских юаней2.9508
  • Канадский доллар1.555