Общество / Наши дети

Ложь во спасение или богатая фантазия: почему дети врут родителям

Все мы не без греха, и хотя бы однажды, но врали своим родителям, коллегам, друзьям. Причем, собственная ложь нам часто кажется довольно невинной. Но когда врут нам, отношение ко лжи резко меняется. Почему ребенок начинает врать, и что в этой ситуации делать родителям, выяснял корреспондент Interfax.by.

"Лжи бояться не надо, вы от нее никуда не денетесь — это норма развития", — пояснила психолог Екатерина Гаркуша.

Существует длинный ряд причин, по которым дети начинают врать родителям, но среди них можно выделить несколько основных: боязнь наказания, отсутствие восхищения, активная фантазия и родительский эгоизм.

Если с боязнью наказания все понятно (напакостил и свалил вину на кота, чтобы не прижучили), то с остальными пунктами следует разбираться подробнее.

Механизм отсутствия восхищения срабатывает, когда ребенок хочет произвести впечатление. "Сказать, что ты просто ездил на экскурсию, слишком скучно. Другое дело, поведать о том, как ты плавал на воздушном корабле и тебя похищали пираты", — приводит пример Екатерина Сергеевна.

Есть дети-фантазеры. Они живут в своем вымышленном мире и не воспринимают ложь как негатив. Им просто так интересней.

Ложь по причине родительского эгоизма возникает, когда ребенок начинает врать о своей занятости, чтобы не выполнять какое-либо задание. Родители же хотят, чтобы он выполнил задание незамедлительно, повинуясь их авторитету или прихоти. Тут речь идет о детях постарше, около девяти лет.

Когда дети начинают врать?

В США проводили интересный научный эксперимент. В комнату приводили ребенка и усаживали спиной к детской железной дороге, накрытой полотном. Затем покрывало убирали и запускали паровоз. Естественно, игрушечная железная дорога издавала много шума. Ребенку говорили сидеть и ни в коем случае не оборачиваться, а сами исследователи уходили и возвращались минут через пять.

Примерно 80% детей обернулись. Там же шумит — интересно. Но когда у них спрашивали "Ты оборачивался?", примерно 90% из этих детей отвечали отрицательно, хотя они на самом деле обернулись. Из этого ученые сделали вывод, что ложь, в принципе, норма поведения. В том небольшом проценте случаев, когда ребенок не посмотрел, что происходит у него за спиной, можно говорить о сильном родительском давлении. Разумеется, были и дети, которые не стали врать о своем непослушании, что, по нашим оценкам, хорошо, но, с другой стороны, механизм защиты от наказания у них не работает.

"Дети начинают врать примерно с трех лет. Вначале, в возрасте 3-5 лет, ложь не является ложью, это фантазия ребенка, вымышленный мир, то, чего бы он хотел на самом деле, — объясняет психолог. — Осознанная ложь, когда ребенок врет, чтобы избежать наказания или чтобы его похвалили, имеет место чаще с семи лет. Но вообще, разбежка — 6-9 лет, причем девять — это уже очень поздно. Точные сроки назвать невозможно, поскольку развитие каждого ребенка, по сути, индивидуально".

Как родителям реагировать на ложь?

Для начала необходимо обозначить такое понятие, как белая ложь. Это ложь, которая не несет никакого вреда. Например, сказать родителям на Новый год, что вам очень понравился их подарок, хотя на самом деле вы никогда не нуждались в свитере с оленями. Вы врете, чтобы сделать им приятно.

"Если речь идет о детской невинной шалости, то тут две стороны монеты. Когда ребенок говорит вам: "Мама, я сегодня летал на корабле по небу", — это хорошо. Следует начать ему подыгрывать, спросить, что происходило на корабле, что он видел. Так мы развиваем фантазию ребенка, — дает советы Екатерина Гаркуша. — С другой стороны, когда ребенок говорит, что его ударили, и выясняется, что на самом деле такого не было, уже надо волноваться. Вы должны объяснить, почему в данном случае ему нельзя было врать. Следует растолковать все не с позиции "так делать нельзя, так плохо", а рассказать, почему плохо, и дать свою эмоциональную оценку. Нельзя ссылаться на других – "другие так не делают",  — говорите конкретно о себе".

В нашем примере хорошим ответом послужило бы следующее объяснение: "После того, как ты мне соврал, я отругала маму этого мальчика, и она его наказала за то, что он не делал. Этим ты меня сильно расстраиваешь, ведь я тебе доверяю. Я тебя очень сильно люблю и буду любить, несмотря ни на что, но когда ты врешь, ты меня огорчаешь".

В общем, если ложь безобидная и не несет никакого вреда, то можно ей поддакивать, почему бы и нет. Но если вранье приобретает оттенки злого умысла, то необходимо максимально корректно разъяснить ребенку, почему так поступать не следует.

Важно знать, откуда ноги растут

Если вашего прекрасного ангелочка научили врать за пределами отчего дома (в школе, в секции, во дворе) — надежда на "выздоровление" есть. Надо постараться ограничить общение вашего чада с тем, кто учит его плохому. Например, попросить классного руководителя рассадить детей в разные концы класса, чтобы минимизировать их контакты.

Иногда возможности повлиять на ситуацию напрямую нет, тогда в ход идут манипуляции. Вам нужно будет подобрать очень тонкую, емкую и корректную формулировку, почему нельзя общаться с другим ребенком. Дело в том, что дети в младшем возрасте полностью передают слова родителя, они не переносят их в сознание. Если вы скажете: "Не разговаривай с ним, потому что он грязнуля", – ребенок придет в школу и сообщит: "Мне мама сказала с тобой не разговаривать, потому что ты грязнуля". Как вы понимаете, такая неосторожность может повлечь за собой неприятные последствия.

В конце концов, можно опять-таки постараться докопаться до сути и объяснить, почему не всегда стоит поступать так, как это делают другие. Например, "этот ребенок врет, что его мама хорошо зарабатывает, чтобы ты к нему хорошо относился, но ты ведь к нему хорошо относишься и так, значит, тебе врать не надо". Пусть ребенок видит, что отсутствие лжи ему не нанесет никакого вреда.

Смысл лечить болезнь, если вы отправляете пациента назад к больным?

Гораздо сложнее обстоят дела, когда дети учатся врать непосредственно у своих родителей. Тогда повлиять на них сложно и другим авторитетным людям.

"В детском садике главным ориентиром для ребенка является его семья. Когда он переходит в школу, в новую социальную среду, его ориентиром становится классный руководитель. Примерно с пятого класса он начинает ориентироваться не на классного руководителя, а на своих друзей", — рассказывает Екатерина и приводит интересный пример.

Когда ребенка научили в школе ругаться матом, он пришел домой и стал материться. Неразумный родитель его отругал и поставил в угол, адекватный объяснил, что это некрасивые и гадкие слова, поэтому не следует их использовать. В таком случае ребенок послушает свою семью. Но если все наоборот, и дитя приходит в школу из семьи, где нецензурная брань является нормой, то классный руководитель едва ли сможет донести до него, что это неприемлемо. Авторитет учителя и школьной среды должен быть очень велик, чтобы ребенок подчинился правилам. Правда, он в любом случае лишь разграничит роли: в школе будет использовать общепринятую лексику, а дома продолжит материться.

Так что, уважаемые родители, для начала надо строже относиться к себе, а уж потом предъявлять претензии детям.

Тэги:

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Курсы валют

  • Доллар США2.1022
  • Евро2.3879
  • 100 Российских рублей3.2896
  • 10 Польских злотых5.5401
  • 100 Украинских гривен7.8077
  • 10 Китайских юаней3.1315
  • Канадский доллар1.5713