Наука и Технологии / Обзоры

"Черное пятно" на лазурном берегу Бретани: крушение супертанкера "Амоко Кадис"

Жизнь тысяч семей прибрежной Бретани так никогда уже и не вернулась в прежнее русло после того, как 35 лет назад, в марте 1978 года, 230 тысяч тонн нефти вылилось в воды Ла-Манша из распоротого скалами брюха супертанкера "Амоко Кадис". Экологическая катастрофа у мыса Финистер стала не только одной из крупнейших на море, но и рекордной по количеству загубленных представителей морской фауны.

"Море умерло"

В те мартовские дни мир облетели фотографии гигантского нефтяного пятна и наполненные болью комментарии жителей некогда лазурных берегов одной из самых живописных курортных зон Франции.

В одночасье источника доходов лишились рыбаки, сборщики водорослей, работники устричных плантаций, а также владельцы и служащие отелей, ресторанов, прогулочных яхт, завязанные на обслуживание многочисленных туристов, поток которых сразу же прекратился.

Щемящее чувство в сердцах французов вызвал показанный по национальному телевидению репортаж, главными персонажами которого стали рыбаки пострадавших деревушек.

"Море умерло" – написал один из них на щите у причала, рядом с ненужной уже лодкой. Другой рыбак пожаловался журналистам, что семь лет из кожи лез вон, чтобы выплатить кредит за свою шаланду, но теперь она ему ни к чему. Третий – старик с морщинистым лицом и натруженными руками – глядя мимо камеры куда-то в отравленную нефтью морскую даль, с горечью произнес: "Никто не может сказать, сколько потребуется лет, чтобы все стало как прежде. Все живое погибает. Для нас это полное разорение. Больше никто не увидит знаменитой портсалльской рыбы".

Сбившийся с курса

В тот четверг, 16 марта 1978 года, Атлантику сильно штормило. Огромный 340-метровый супертанкер "Амоко Кадис", собственность "Америкен интернэшнл ойл компани", шел обычным рейсом из Персидского залива в голландский порт Роттердам. Его танки были полны: на иранском острове Харк в них были залиты 100 тысяч тонн легкой арабской и более120 тысяч тонн легкой сырой иранской нефти.

Утром танкер находился у входа в Ла-Манш, следуя специальным "коридором", установленным для нефтеналивных судов. Между тем шторм усиливался. Огромные волны захлестывали палубу. Вахтенный штурман доложил капитану Паскалю Бердари, что судно плохо слушается руля. Ремонтные механики нашли неполадки в гидравлической системе рулевого управления и заверили капитана, что быстро устранят неисправность. Однако ничего исправить так и не смогли, и стальная громадина оказалась фактически неуправляемой в разбушевавшейся стихии. Вблизи острова Уэссан тяжело нагруженный супертанкер окончательно сбился с курса.

Всерьез обеспокоенный Паскаль Бердари связался по радио с судовладельцами и сообщил о бедственном положении судна. Этот разговор подслушал радиооператор с мощного западногерманского спасательного буксира "Пацифик".

Торг капитанов

Тут следует сказать, что "спасение утопающих" – для иных такой же бизнес, как и любой другой. Частенько спасательные буксиры отсиживаются в "засаде" в самых опасных для мореплавателей районах в надежде получить большую премию за помощь, оказанную терпящим бедствие. Район у северо-западного побережья полуострова Бретань – как раз из проблемных, у моряков он пользуется дурной славой из-за многочисленных подводных скал и мелей. Поэтому, как только стал подниматься шторм, "Пацифик" выдвинулся в опасный район, готовый к спасению любого, кто согласится за это заплатить.

И вот удача – бедствие! Тут же капитан "Пацифика" связывается со своим коллегой с "Амоко Кадиса" и предлагает тому спасательный контракт. Однако Паскаль Бердари отвечает, что пока для такого контракта нет оснований, другое дело – обычная буксировка. Начинается торг двух капитанов, причем никто не хочет уступать. А времени для изменения ситуации остается все меньше – "Амоко Кадис" стремительно приближается к подводным скалам у острова Уэссан.

Три месяца спустя Бардари заявит следственной комиссии, что "немецкий капитан угрожал обрубить трос, если судовладельцы не предложат выгодных условий". Наконец стороны сговорились по известной формуле Ллойда: "не спас – не получишь". Суть контракта в том, что в случае успеха спасательной операции судовладельцы выплачивают 10 процентов стоимости груза, а в данной ситуации это составляло солидную сумму в два миллиона долларов.

С огромным трудом в условиях штормовой погоды "Пацифик" взял супертанкер на буксир и, пытаясь отвести в открытое море, удерживал против ветра и волн почти три часа. Однако буксирный конец не выдержал и лопнул. Еще три часа ушло на то, чтобы в десятибалльный шторм завести новый конец. За это время "Амоко Кадис" почти вплотную приблизился к скалам. Когда же и второй конец, словно бритвой, срезался ударом гигантской волны, стало ясно: катастрофа неизбежна.

Катастрофа неизбежна

Около девяти часов вечера члены экипажа услышали, как по днищу несущегося на бешеной скорости танкера что-то зловеще царапнуло, а час спустя танкер прочно сел на риф. И тут же в пробоины хлынула вода, в считанные минуты затопившая машинное отделение. "Амоко Кадис" стал медленно крениться и оседать на корму.

В эфир полетели сигналы SOS, а в ненастное небо – кричащие о бедствии сигнальные ракеты. Но спасательные буксиры и подошедшие рыболовецкие сейнеры и боты были бессильны помочь нефтяному гиганту.

Отдаленность места катастрофы от портов и продолжающийся шторм сильно затрудняли спасательные работы. Тем не менее, к двум часам ночи французским вертолетчикам удалось снять с гибнущего корабля всех до одного находившихся на его борту. А на рассвете 17 марта танкер разломился, и в море хлынула черная масса, несущая смерть его обитателям.

А нефть все лилась…

Поскольку катастрофа произошла очень близко от берега, а ветры в марте постоянно дули с запада, от "черного прилива" значительно пострадало все побережье Бретани – почти 400 км. Погибли устричные плантации, огромное количество рыбы и птицы, а большинство людей, очищавших берег, получили заболевания органов дыхания.

Очищать побережье принялись сразу же. За день отчаянной, выматывающей работы удалось убрать 150 тонн загрязненной воды, но из танкера все лилась и лилась нефть. Приливом ее выбрасывало на уже очищенные участки пляжа вместе с погибшими рыбами, птицами, моллюсками, водорослями… Подсчитано, что все время было собрано порядка 100 тысяч тонн воды, смешанной с нефтью, однако количество нефти, выделенной из этой смеси, едва ли превысило 20 тысяч тонн.

Мэр Портсаля добивался разрешения поджечь нефть, но центральные власти, опасаясь за прибрежные постройки, не поддержали его. В конце концов, берег посыпали тальком. Смешиваясь с нефтью, он образовывал комки, которые граблями собирали в цистерны. Спасательные работы обошлись в 460 миллионов франков.

Обитатели моря слепли и задыхались

Крупные обитатели моря слепли от нефти, их органы дыхания забивались и они задыхались. Губительное воздействие нефть оказала и на морских птиц — было собрано более 4500 погибших пернатых. Как объясняют орнитологи, нефть впитывается в оперение птиц, после чего они, сильно отяжелевшие, уже не могут летать и даже с трудом плавают. Кроме того, нефть, заполняя пространство между перьями, в котором обычно заключен воздух, нарушает теплоизоляцию, что введет к переохлаждению, в результате которого птица погибает. Почувствовав на своем оперении нефть, птица пугается и начинает нырять, что приводит к еще большему его загрязнению.

Когда промысловое рыболовство в районе нефтяного загрязнения наконец возобновилось, рыбаки отдали часть своего улова на исследование биологам, и те обнаружили на жабрах и в тканях многих рыб присутствие нефти. Влияние ее сказалось и на омарах - икра их была недоразвитой, хотя сами омары казались вполне съедобными.

"Подождите шторма"

Годы спустя побывавший в Портсале корреспондент советского журнала "Вокруг света" Анатолий Москвин писал: "Когда в летний день солнце заглядывает на бретонское побережье, приезжему местность кажется чуть ли не раем: золотится мелкий песок на пляже, нежной голубизной отливает море, ласково освежает лицо дыхание бриза. Разве что одно непривычно: не видно кружащихся над голубыми просторами чаек, не слышно их пронзительных выкриков. Нет и характерного йодистого запаха выброшенных на берег бурых водорослей. Если спросить об этом жителя Портсаля, он угрюмо бросит: "Подождите шторма".

Иван Григорьев

Тэги:

Добавить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Курсы валют

  • Доллар США2.127
  • Евро2.4085
  • 100 Российских рублей3.2009
  • 10 Польских злотых5.6073
  • 100 Украинских гривен7.636
  • 10 Китайских юаней3.0873
  • Канадский доллар1.5905