Общество / Образование

"Немое кино в нашем образовании уже закончилось, а цифровое еще не наступило". Эксперты – о белорусском образовании

О кризисе системы образования не говорит сегодня только ленивый. Постоянные реформы, изменения в учебниках, экзаменах и школьных правилах только подтверждают это. Тем не менее понять, что сегодня происходит с образованием в Беларуси, к чему оно идет и с какими знаниями выйдут из стен школ и университетов наши дети, не берется, кажется, никто. Агентство "Интерфакс-Запад" (www.interfax.by) обратилось к четырем известным и близким к системе образования людям, попросив их порассуждать на тему сегодняшнего и завтрашнего дня белорусской системы образования. Честно признаемся, получилось не очень оптимистично. Но дай бог, чтобы они ошибались…

Эксперты If.by:

  • Евгений Ливянт, преподаватель математики и физики, репетитор.
  • Сергей Корнилов, специалист по связям с государственными органами (GR), занимается поддержкой социальных проектов, имеет опыт руководства попечительским советом гимназии.
  • Андрей Жвалевский, писатель, автор книг для подростков, сын учительницы и отец учительницы – и еще двух школьников.
  • Евгения Пастернак, писатель, автор книг для подростков, мать двоих детей. Одна из них школу уже окончила, мечтает стать педагогом.

– Что происходит с нашей системой образования сегодня?

А.Ж.: Судя по доступной нам информации, сегодня никто не понимает, что делается в нашей системе образования. Под мифом "Зато у нас порядок" скрывается полная анархия и отсутствие хоть какого-то плана. Мы много слышали в последние полгода о некоей "дорожной карте" министерства – но никаких следов этой "карты" не видно. Нет у нас ни четко прописанных целей, ни перечня мероприятий, которые нужно проделать, чтобы этой цели достичь.

Это легко наблюдать на примере истории с реформированием гимназий. Ответственные лица все время путаются в показаниях. То гимназии отменяют, но не отменяют, то переносят экзамены (и уже все! решено!), то замолкают надолго. То собираются менять Кодекс, то вдруг говорят о каком-то таинственном документе, "который все разъяснит". Кто примет этот документ, что это за документ – комментировать отказываются.

Е.П.: Происходит "новая метла". Пришел новый министр и пытается доказать, что он главный. Беда в том, что каждый новый министр главнее предыдущего, никакого плана развития образования в стране нет, а у министров нет никакой ответственности за то, что они наворотили. Пришел – наруководил – назначили следующего.

Е.Л.: Предлагаю говорить только о системе школьного образования. Она, по моему мнению, находится в кризисе, который углубляется и расширяется. Вот факты, которые я считаю главными доказательствами этого кризиса: как минимум 20-25 процентов выпускников школ владеют знаниями только начальной школы. 95 процентов старшеклассников не знают наизусть ни одного стихотворения ни на каком языке, не знают ни одного физического закона, ни одной геометрической теоремы. Вообще непонятно, чем они столько лет в школе занимались, зачем ее посещали.

Статистика? К сожалению, она не просто скрывается. Все отчеты об уровне успеваемости построены на сплошных приписках. ЦТ был единственным объективным критерием, но и результаты ЦТ тщательно скрывались и скрываются. Теперь, после увольнения Феськова, думаю, и с ЦТ статистика резко улучшится. Поэтому я исхожу только из своего опыта и опыта коллег, других данных нет.

Что касается "дорожной карты", то о ней говорил министр Карпенко в сентябре, обещал ее опубликовать в октябре. Забыл, наверное.

А.Ж.: Но есть открытый и объективный (хотя и косвенный) показатель кризиса в образовании – количество платных образовательных услуг. Любой человек старше 40 легко вспомнит, сколько было репетиторов 20, 10 и 5 лет назад. А сегодня появились даже репетиторы для начальной школы! И не только репетиторы: все метро увешано рекламой курсов программирования, робототехники, бизнес-тренингов для подростков. За деньги, разумеется. И люди платят. Это при том, что лишних денег у белорусов, мягко говоря, нет. Но мы вынуждены дополнительно оплачивать образование ребенка.

С.К.: Я бы привел литературный пример. Сейчас тот период в нашей системе образования, когда немого кино уже нет (советской системы образования), а звукового еще нет. Переходный период. Мы считаем, что сейчас очень важно участие образовательного сообщества в оценке настоящего и определении будущего. Нам кажется, что мы нащупали этот больной нерв, и стараемся своими публикациями, обсуждениями в социальных сетях выразить этот общественный тренд. Насколько важность этого осознают наши образовательные власти? Не знаю.

Е.Л.: Я несколько раз предлагал Минобру провести исследование об уровне знаний учеников, но всегда получал отказ. Между тем без такого постоянного объективного мониторинга невозможна хоть какая-нибудь продуктивная деятельность: совершенно непонятно, чему учить, как учить. Обратите внимание на Россию: там с начальной школы налажен объективный контроль за результатами успеваемости. В результате – общепризнанный рывок вверх российской системы школьного образования.

– К чему мы сейчас идем? Что будет со школой дальше? Какая картинка рисуется лет через 5-10 при таких тенденциях?

С.К.: На мой взгляд, дальнейшую тенденцию развития системы образования будет определять уже не Минобр, а объективные потребности или острые проблемы экономики и социального развития. Принятие революционного Декрета о развитии цифровой экономики может в будущем оказать гораздо большее влияние на цели и задачи образования, чем многолетние методические разработки Минобра и подведомственных институтов. Иначе может сложиться парадоксальная ситуация: цифровая экономика провозглашена, а работать в ней некому. Или в ней будут успешно трудиться и зарабатывать граждане других стран. Когда это осознает государство, с одной стороны, и родители, с другой, сдвиг, несомненно, произойдет.

Е.П.: Пока все изменения только теория – нужно будет смотреть, как все это будет работать на практике. Мне очень не нравится позиция Минобра, как только что-то не их зона ответственности, они тут же говорят: "а мы в домике, мы ничего не знаем". Так себя ведут маленькие дети, когда закрывают глаза и считают, что они классно спрятались. Питание – не их компетенция, перенос времени занятий – им не жаловались, сгоняют детей на праздники – так они против, они даже письмо написали в исполкомы, кал в школы приносить – так это из поликлиники приказали, а они вообще не в курсе. Это очень удобная позиция – сидеть с закрытыми глазами в белом плаще и делать вид, что руководишь образованием.

Пока я не вижу даже попыток изменить реальность, я вижу попытки изменить бумажные отчеты. Меня пугает то, что говорят про слияние РИКЗа с Минобром. Я боюсь, что на деле окажется, что Минобр на экзаменах сам себя проверяет. Сами экзамен составили, сами себя проверили, сами себя похвалили. Судя по тому, как засекречена статистика по ЦТ, она очень плоха – знания выпускников ниже плинтуса. Но, похоже, у нас не знания собираются поднимать, а уровень баллов на экзамене – статистика улучшится, и все будут молодцы. Жаль, на детях это никак не отразится.

Так что пока будущее нашей школы плачевно, в перспективе красивые отчеты и репетиторы для тех, кто на самом деле хочет что-то знать, а не иметь "10" в аттестате.

Е.Л.: К сожалению, системой образования уже очень много лет руководят люди, которые, как мне кажется, не имели и не имеют ни стратегической цели, ни адекватного плана действий. Одно из проявлений кризиса системы образования – это глубочайший управленческий кризис на всех уровнях.

Обратите внимание, что за последние лет 12 не существует вообще ни одного достижения в школьной системе. От слова "совсем". Ни одного факта.

– А какие достижения были раньше?

Е.Л.: Профильные классы, гимназии, лицеи, программы и учебники к ним, курсы повышения квалификации соответствующие. Всё это достижения уже белорусской школы. Уровень знаний выпускников нулевых был несравненно выше. Тесты ЦТ были намного сложнее, а писали их лучше.

Все это было уничтожено реформой 2008 года. И это одна из причин того, почему я так яростно сопротивляюсь уничтожению гимназий. Я не хочу еще одного глубокого падения в яму, у которой, как мне кажется, нет дна.

– Неужели ничего позитивного нет в наших школах?

А.Ж.: Учителя. Хорошие. Некоторые. На них все и держится.

С.К.: Парадокс состоит в том, что на всех уровнях образовательной вертикали есть опытные, образованные, все понимающие руководители. Я был не один раз на приемах, встречал понимание и доброжелательность, готовность решать насущные вопросы. Но система не функционирует в целом. Ее нужно переформатировать, в ней очень много архаичного, отсталого, регрессивного. Я предлагал для начала взять одну школу и начать в ней настоящие реформы и эксперименты, ничего не боясь. Я даже знаю, что это за школа, почему нужно начать с нее. Это конкретное предложение сейчас на рассмотрении в Минобре.

А.Ж.: Если говорить о системных проблемах, то в первую очередь – финансовые. Я даже не про зарплаты сейчас. А про увеличение базовой нагрузки, об увеличении количества детей в классе. Это все неизбежно ухудшает качество образования, а причина, конечно, финансовая.

Кроме того, исполкомы и прочие службы привыкли затыкать свои прорехи учителями. Не хватает МЧС инспекторов – учителя отправляются проверять пожарные извещатели. Не хватает сельхозрабочих (и нет денег их нанять) – учителя отправляются поднимать лен. Даже милиционеров не хватает – бесплатно учителя патрулируют.

С.К.: В системе управления образованием отсутствуют настроенные обратные связи. Структурно они есть, а по факту выхолощены. Как должно быть? Родительское собрание класса – выразитель мнения родительской линейной структурной образовательной единицы. Попечительский совет школы – устроитель школьной жизни, наниматель директора и заказчик школьной программы, спортивных и культурных мероприятий. Общественно-консультативный совет (ОКС) Минобра – авторитетный орган, представляющий сообщество педагогов с инновационным мышлением и законных представителей учащихся, обладающий аналитическими возможностями и контрольными функциями. Вот так должно быть. Но этого нет. Поэтому каждая инстанция выдумывает, изображает, кланяется, "отчетит". Но не управляет в интересах школы.

А.Ж.: Прямые связи в системе управления образования тоже отсутствуют. Школами управляют исполкомы, а не министерство, потому что управления образования только на словах имеют двойное подчинение. На самом деле инспектора УО нанимает не министр, а председатель исполкома. И премии ему выписывает (или не выписывает) не министерство, а исполком. Поэтому мы не раз слышали одну и ту же историю: когда директор школы пытается показать указание министерства, чиновник из УО заявляет: "Это всё фигня, а я требую по-другому". И директор, который тоже подчинен не министерству, а исполкому, выполняет требования УО. Даже когда они прямо противоречат приказам министра.

Ирина Киеня

Тэги:
Читать комментарии к статье

Добавить комментарий2 комментария

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.

Комментарии к статье

Очень хорошая статья. Все разложено по полочкам, полочки - в стеллажах, стеллажи - в хранилищах... Беда в том, что у нас нет даже научной концепции развития образования. Изменения - спонтанны, эмоциональны и не проверены на практике. Хотя "новому" министру образования, Карпенко и "досталось" в этой статье, но он более консервативен и основные образовательные процессы не затронул. Пока все, что он сделал - не хуже, а лучше (отдадим должное) хотя и не с такими темпами, как хотелось некоторым. Проблемы описанные  авторами статьи - актуальны и авторов нужно уважать за их труд и особенно за то, что они открыто эти проблемы и озвучили. Вопрос с гимназиями  тоже спорный, нельзя приоритет в часах делать в отдельных учреждениях, не секрет, что порою обычные школы дают лучшие результаты, работая с обычными, а не отобранными учениками, но в этих школах наблюдается дефицит часов, да и зарплата учителей в гимназиях и обычных школах разная (ставка), а когда платят только за статус:школа, гимназия, лицей - это неправильно. Не так назрел вопрос со вступительными экзаменами в гимназию, как с выпускными экзаменами после начальной школы,что уже давно делается в большинстве стран?!  Платить нужно за работу с детьми, чтобы они выросли хорошими и грамотными тружениками нашей страны. Результат работы учителя виден не сиюминутно, а через годы. Например, ученик побеждал в олимпиадах, получал государственные стипендии и поддержку по программе "одаренные дети", а потом уехал за границу работать и "поддерживать" другое государство, а у другого учителя - вырос труженик нашей страны, который работает на благо своего государства. Так кому мы должны давать премии? Не секрет, что качество образования и воспитания в школе больше зависит не от "пышных" мероприятий на которые мы сгоняем наших детей пропуская уроки, а от количества часов, которых дети как раз и находятся с этими учителями. А за последние годы эти сами часы работы с учениками катастрофически уменьшили или распределили не рационально, например, уменьшив количество часов математики (где ученик не может разобраться без учителя) и увеличив уроки физической культуры (где большинство учеников, посещающих спортивные секции, вообще могут игнорировать и это для них потеря трех часов в неделю!!!!). Уменьшили количество уроков музыки и изобразительного искусства, где у учеников развивается речь и образное мышление. Убрали шестой учебный день и все равно  "запихивают" детей в этот день в школу, оправдываясь различными отговорками. А не лучше бы было этот день вернуть в расписание, добавив часы по предметам, где у детей наблюдаются трудности в изучении предметов. Сколько поколений выросло на шестидневке?! А у нас детей - "пожалели", сократив количество часов, а эти самым увеличив плотность материала, который они должны получить за урок и получилось все наоборот - нагрузка у детей с сокращением часов обучения, наоборот увеличилась!!! Все учителя практики знают, что никакое дополнительное или стимулирующее занятие не заменит обычный урок в расписании, который проходит очень продуктивно. У нас СанПИН устанавливает нормы часовой нагрузки в неделю на одного ученика, боясь "лишний" час продержать ученика в школе с учителем, но в то-же самое время они не учитывают, сколько "свободного"  времени потом эти дети проводя с гаджетами и играя дома на компьютерами?! В школе дети должны находиться до 9.00 до 16.00 и из домашнего задания должны быть только те, которые нужно выучить наизусть, домашние задания по математике, физике, химии и информатике лучше не задавать, а дать лишний час-два работы в школе с этими предметами на дополнительных занятиях, для тех, кто не усвоил эти предметы на уроке. Но это - невыполнимо, ибо мы, за многие годы забыли, что утро вечера мудренее и "запихали" наших детей в две смены в школы. Какое там до 16.00!!! Мы до 14.00 не можем уже вместить, новые школы строим такие гиганты, что даже не знаем учителей-коллег, которые с нами работают, а не то, что учеников и их родителей! 

Во многом собеседники правы. Но они не обратили внимания на очень важное  

 

 

Добавить комментарий

Курсы валют

  • Доллар США2.0788
  • Евро2.45
  • 100 Российских рублей3.1389
  • 10 Польских злотых5.7084
  • 100 Украинских гривен7.4111
  • 10 Китайских юаней3.037
  • Канадский доллар1.6105