08.07.2019 08:13
Соцзащита

"Государство не может обеспечить пациентов лекарствами от рака за $100 тыс. Это и не надо"

В ближайшее время универсальное лекарство от рака не появится. А гоняться за новыми разработками, стоимость которых превышает $100 тыс., бессмысленно, считает заместитель директора по научной работе Республиканского научно-практического центра онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н. Александрова Сергей Красный.

В ОДНОЙ ОПУХОЛИ МОЖЕТ БЫТЬ ДО 200 МУТАЦИЙ, А СТОИМОСТЬ ЛЕКАРСТВА ЗАПРЕДЕЛЬНАЯ

- Таблетку от рака ученые всего мира ищут. Помнится, еще лет 5-10 назад мы все с трепетом ждали, что "вот-вот" медицина объявит о том, что найдена единственная вакцина от рака, и с этой страшной болезнью будет покончено…

- Вакцину от рака, увы, не нашли. Однако, например, прививка от ВПЧ только в Беларуси позволит потенциально предотвратить около 1000 смертей в год. Что касается научных разработок, то чем больше мы изучаем рак, тем больше понимаем, насколько это сложная болезнь. Примерно в 70-х годах прошлого века в США были выделены огромные деньги на "войну против рака". Тогда американцы потратили около $100 млрд, не считая ежегодных затрат на диагностику и лечение. Итог – в США получили 5 хороших таргетных препаратов, направленных на определенные мутации.

- Ура?

- Да, тогда все думали, что победа близка, вот-вот мы расшифруем геном, будем знать все мутации и создадим все препараты. Но не все оказалось так просто. Сегодня нам известны около тысячи мутаций, приводящих к злокачественным опухолям. Гены синтезируют белки, те между собой связаны, образуют так называемые сигнальные пути. Вы можете посчитать, какое количество генных мутаций, белков, связей образуется? И против каждого вида находятся свои лекарства, их количества увеличивается, как снежный ком.

- Пусть много, но они есть. Эти лекарства эффективны?

- У них запредельная стоимость, а продлевать жизнь они способны в среднем всего на 4-5 месяцев. Рак умеет приспосабливаться, и лекарства на него уже перестают действовать. Чтоб вы понимали, в одной опухоли могут быть и 100, и 200 мутаций. В общем, можно сказать, что в ближайшее время какого-то революционного лекарства создано не будет. Поэтому основная наша задача сегодня – вовремя выявить опухоль и излечить ее или хирургически, или при помощи лучевой терапии.

- А генетическое обследование? Помнится, немало говорилось и о его появлении в нашем РНПЦ….

- Мы, конечно, придем к тому, что каждый человек будет проходить полногеномное секвенирование, то есть определять весь генотип и самого человека, и его опухоли, записывать это на какой-то носитель, потом переносить на суперкомпьютер и каждому подбирать индивидуальное лечение. Мы сможем безошибочно определять тактику лечения и знать наследственную предрасположенность. Когда-нибудь мы придем к этому, но пока мы не имеем возможности изучать весь генотип, лишь его часть. И, конечно, максимально используем эти знания. Без молекулярной генетики в онкологии сегодня нельзя поставить точный диагноз и назначить эффективное лечение.

НАДО ОЧЕНЬ ХОРОШО ПОДУМАТЬ, НУЖЕН ЛИ ВАМ ДОРОГОЙ ПРЕПАРАТ

- Лечение от рака дорогое?

- Самое дорогое, что есть в медицине. В США больше половины всего бюджета на здравоохранение уходит на онкологию. Хотя онкологических больных не очень много, значительно меньше, чем пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями или гриппом. Стоимость лечения рака иногда просто зашкаливает. Некоторые курсы современной иммунотерапии могут стоить $100 тыс, $500 тыс, $1 млн. Конечно же, такое лечение не может быть стандартным, поставленным на поток. Этого не может себе позволить ни одна страна мира. Поэтому к такому лечению подходят очень индивидуально. Даже появился такой термин как "финансовая токсичность" лечения – ситуация, когда из-за огромной стоимости лечения пациент не может себе его позволить.

- А у нас, в Беларуси?

- У нас есть стандарты диагностики и лечения. Они практически ничем не отличаются от европейских, лишь некоторыми лекарственными средствами. Все стандартное лекарственное лечение проводится в полном объеме.  А что касается лечения за $100 тыс. и более за курс, то государство не может обеспечить такими лекарствами. Да и не надо этого. Если бы они эти лекарственные средства  могли человека вылечить, другое дело. Но на самом деле идет речь только о продлении жизни в среднем на полгода. Так что тут надо тоже очень хорошо подумать, что лучше: чтобы этот человек провел время в больнице, получая тяжелейшую химиотерапию, или дома в кругу своей семьи. Речь идет об умирающих людях, для которых все лечение неэффективно.

СОВРЕМЕННЫЕ ЛЕКАРСТВА ХОРОШО ПЕРЕНОСЯТСЯ И ЭФФЕКТИВНО ЛЕЧАТ

- Качество лечения сильно изменилось за последние годы? Все же часто, говоря о химиотерапии, рассказывают и о том, как она сложно переносится, о побочных явлениях и истощении организма…

- В последнее время кардинально все изменилось. Стоит сказать, что онкология сегодня самая динамично развивающаяся отрасль медицины, в которой каждые 5 лет все обновляется. Изменения касаются всех методов лечения. Расскажу только то, что произошло за последние годы. Мы получили возможность выполнять такие операции, о которых даже и не мечтали из-за непереносимости человеком. Благодаря технике и синтетическим материалам, сшивающим аппаратам и анестезиологическому обеспечению мы сделали шаг вперед и удаляем гигантские опухоли с резекцией жизненно важных органов. Сейчас применяются совсем другие лекарства для анестезии, которые хорошо переносятся, и наркоз в 10-15 часов проходит без особых последствий для организма. С другой стороны, обнаружение маленьких опухолей при скрининге привело к развитию эндоскопической хирургии. И сегодня у нас в центре около 40% операций выполняются эндоскопически. Появились новые методы лучевой терапии. Небольшие опухоли и их метастазы можно излечивать при помощи радиохирургии, когда человеку точечно подводится большая доза облучения и практически полностью уничтожается опухолевая ткань. Что касается химиотерапии, то и тут огромное количество новых лекарств. Все стандартные препараты используются белорусского производства. Это позволяет нам получить доступ ко всем лекарствам. Потому как закупать все импортное, никакого бюджета страны не хватит.

Лекарства становятся все более и более качественными. Если в конце прошлого века речь вообще не шла об излечении пациентов химиотерапией, то сегодня от ее применения мы получаем уникальные результаты.

- Существует мнение, что белорусские препараты хуже переносятся и имеют больше побочных явлений…

- Дело в том, что у нас производится очень мало субстанций для изготовления лекарств. Как и многие страны, мы их закупаем в Индии, Китае и других государствах. Производство данных субстанций относится к крайне вредному производству, и многие европейские страны идут по этому пути: не производят сами, а закупают в третьих странах, после чего добавляют свои ингредиенты и используют. Так что не думаю, что наши лекарства как-то сильно отличаются от тех, что используются в других европейских странах. Другое дело, что оригинальные средства всегда лучше, чем дженерики, которые производятся по упрощенному механизму, проводится меньше клинических испытаний, к ним меньше требований, они более доступны. Они могут быть похуже оригинального препарата, но тоже не всегда. Практически все страны идут по пути использования дженериков.

ДВА ОСНОВНЫХ ФАКТОРА ДЛЯ РАЗВИТИЯ ОПУХОЛИ  – ВНЕШНИЕ ВРЕДНЫЕ ФАКТОРЫ И НИЗКИЙ ИММУНИТЕТ

- Сергей Анатольевич, банальный вопрос, но все же: откуда появляется рак? Почему он возникает? И у одних он есть, а у других нет… И раковые клетки вроде как в организме каждого человека присутствуют, а размножаются не у всех…

- По сути, есть два важных фактора. Да, в нашем организме раковые клетки образуются постоянно. Но бесконтрольно они начинают расти если опухолевых клеток образуется слишком много (при обилии вредных факторов), или при очень слабой иммунной системе. Вредные факторы – это канцерогены, радиация, вирусы. А бывает, что по какой-то причине снижается иммунитет у человека. Это может пройти и на фоне сильного стресса, и длительного хронического заболевания. Тогда у организма просто не хватает сил на борьбу с раковыми клетками, и они могут начать размножаться.

- Повышение иммунитета – задача, решить которую под силу большинству из нас?

- Да. Это и здоровый образ жизни, и закаливание, и правильное питание.

- И прием витаминов?

- Честно говоря, я не поддерживаю идею приема синтетических витаминов. Они оправданы, на мой взгляд, только в случае явного гиповитаминоза. Здоровому человеку лучше есть больше овощей и фруктов, заняться правильным питанием и проводить больше времени на свежем воздухе.

- А как же вредное воздействие солнца?

- Да, с одной стороны, мы получаем витамин Д. А с другой, особенно сейчас, когда белорусы чаще отдыхают в жарких странах и "жарятся" на солнышке, мы отмечаем резкий рост заболеваемости меланомой и раком кожи. И если рак кожи лечится хорошо, то меланома – плохо. И это как раз напрямую связано с пребыванием на солнце. Находиться на солнце можно только утром и вечером, обязательно пользоваться солнцезащитными кремами, и по возможности отказаться от соляриев. И на курортах, и у нас, в Беларуси, важны головные уборы, солнцезащитные очки и кремы для всех! Это действительно важно.

- Как было бы хорошо, если бы все это позволяло вообще избавиться от риска возникновения опухолей…

- Вообще избавиться – нет, но значительно сократить свои риски – да. Ведь на самом деле рак – очень коварная болезнь. И ее коварство заключается в том, что она крайне редко проявляется на первой и второй стадиях. Исключение составляет, наверное, лишь рак мочевого пузыря. Дело в том, что уже на раннем этапе рак дает явный симптом – кровотечение. Именно этот симптом дает возможность нам рано обнаружить рак мочевого пузыря и сократить по нему смертность. В Беларуси смертность от этого вида рака очень низкая, мы вышли по этому показателю на третье место в мире, и уступаем только Финляндии и Южной Корее. Если наши люди станут еще поменьше курить, то скоро выйдем и на первое место –совсем немного осталось.

- По статистике в Беларуси заболеваемость онкологическими заболеваниями растет, а смертность от них уменьшается…

- Да. И это не очень благоприятная ситуация. Заболеваемость должна быть более стабильной, а не прогрессирующей. Ее рост мы наблюдаем за счет увеличивающейся продолжительности жизни, неблагоприятных факторов окружающей среды, и самое главное – неправильного образа жизни людей. Мы получили доступ к фаст-фуду в большом количестве, нам некогда готовить пищу, мы начинаем есть всякую ерунду, много курим, ведем малоподвижный образ жизни, женщины мало рожают и рожают поздно – и все это в итоге приводит к опухолям, увы. По данным ВОЗ около 30% случаев возникновения злокачественных опухолей можно предотвратить. И это в наших силах.

Ирина Киеня